Истинное лицо двуликого Фельдмана

Благотворительность, что характерно, двулика. Не оскудевает рука «дающего» только там, где можно организовать презентацию, торжественное открытие или иного рода шоу. Если этого нет, то и благотворительности нет.


Инструкция для тех, кто решил открыть свое дело на рынке (Советы бывалого предпринимателя)

  1. купить место, и, отстегивая отцам-благодетелям, начать торговлю;
  2. купить контейнер, и, продолжая отстегивать, считать прибыли, если таковые будут;
  3. купить роллетный магазин, не забывая отстегивать, занять снова денег, чтобы было чем торговать;
  4. внести деньги на постройку магазина и думать, за что купить товар, чтобы работать дальше;
  5. принимать участие в пикетах, организованных руководством;
  6. на выборах голосовать за того, кого укажут;
  7. вносить деньги в фонд развития рынка;
  8. вносить деньги в организиции благотворительных акций;
  9. читать не то, что хочется, а газету, на которую заставят подписаться.


Рынок начинался с крохотного пятачка. За эти годы его облик чрезвычайно изменился, но не изменились «рыночные» законы, основной из которых: предприниматели и реализаторы — ничто, администрация и «владельцы» рынка — все.
Цинизм Фельдмана не имеет границ. Вокруг рынка стоят билборды, которые не иначе как издевательством не назовешь:
«Знаем проблемы — видим решения» Благотворительный фонд Александра Фельдмана. «Предприниматели — гордость и опора страны» Александр Фельдман. «Предприниматели должны требовать к себе уважения, они его заслужили». С. Семочкин.

Да, господа Фельдман и Семочкин, предприниматели требуют к себе уважения хотя бы потому, что вы богатеете исключительно за их счет.

Откуда дровишки?

Почетный президент АО «Концерн АВЭК и Ко» Александр Фельдман и «понечетный» Сергей Семочкин как о главном предмете своей гордости рассказывают о двух- и трехэтажных магазинах и о 100-миллионных инвестициях в развитие рынка, запланированных на 2007 год. Но нигде не говорится, что каждая «реконструкция» рынка производилась и производится за счет работающих на нем предпринимателей.

«Предприниматели говорят, что площадки реконструируют за их деньги, которые приходится платить помимо арендной платы, — утверждает представитель профсоюза предпринимателей Сергей Жарков. — При этом руководство рынка постоянно твердит, что он убыточный. В среднем, сумма аренды за торговое место на рынке составляет сто долларов за квадратный метр, а в городской бюджет, утверждает секретарь городского совета, в качестве оплаты за землю получает лишь 1597 гривен в месяц за полтора гектара». Как и за счет чего проходят «реконструкции», — рассказал предприниматель, работавший на площадке «Свояк» (он попросил не называть его имени, поскольку опасается преследований со стороны администрации рынка).

«Несколько лет назад на площадке «Свояк» предприниматели работали с контейнеров. Им ненавязчиво предложили сдать по $3000 «В фонд развития рынка». В противном случае пообещали перенести торговые площадки на задворки».

«Я трудоустроил»

Как и в любом государстве, на рынке создается и собственная мифология. В одном из мифов, придуманном Александром Фельдманом, и интенсивно тиражируемом сегодня, когда городские власти всерьез решили разобраться в проблемах Барабашовского рынка, рассказывается о том, как почетный президент АВЭКа трудоустроил 30 тысяч человек. Рассказывается он с таким пафосом, будто бы «АВЭК» трудоустроил 30 тысяч учителей, врачей, инженеров, квалифицированных рабочих.

Но это трудоустройство может закончится в любой момент.

Рассказывают предприниматели ныне уже не существующей площадки «Спутник». Они заключили договора с «ХарОптТоргом» до 2009 года. Но администрация решила, что здесь лучше построить большие магазины и сдавать их за 5000 долларов, или продавать по 80-100 тысяч американских денег. Поэтому работающих там предпринимателей просто поставили перед фактом: ваши точки переносят вглубь рынка. Не хотите — расторгаем договор, возвращаем деньги (только те, которые были заплачены официально — то есть малую часть!).

«Тем, кто не соглашался уходить, — сообщил предприниматель, торговавший хозтоварами, — они просто стали сносить контейнеры. Работать стало невозможно, и мы вынуждены были согласиться на перенос. Я потерял розницу (заработок с розничной торговли — прим. авт.), на новом месте люди не ходят. Отработаю сезон и продам этот контейнер. Еще одна типичная история. Предприниматель, который купил магазин за $17000 перед Новым 2007 годом (!), уже почти его лишился. Спустя полгода, за которые коммерсант не успел даже толком «раскрутиться», авэковцы сделали ему крайне заманчивое предложение: магазин мы сносим, и строим новый, вы можете стать его счастливым обладателем, доплатив «всего» $43000. Дело пришлось закрыть.

Вот как характеризвал деятельность Фельдмана в своей книге небезызвестный барон Эдуард Ходос:

«Фельдман, в частности, на пустом месте создал огромный Барабашовский рынок, ставший самым большим в Украине; рынок дает 15 тысяч рабочих мест, что в два раза больше числа работающих на гиганте машиностроения – танковом заводе имени Малышева». Далее Ходос возмущается: «Харьковский олигарх Александр Фельдман развернул широкую сеть базаров. Барабашовский рынок – это жертвенный костер, на котором люди приносятся в жертву золотому тельцу».

Что касается простых реализаторов, то многие из них работают без оформления, а значит без отпускных, больничных, и, в конце, концов, с минимальной пенсией (отчислений-то в пенсионный фонд — ноль).

По этому поводу руководители АВЭКа говорят – не наша епархия, мы только сдаем в аренду торговые места. Но почему-то когда городские власти решили заняться проблемами рынка, именно от руководства «АВЭКа», «непричастного к рынку», последовали заявления о политическом давлении, о том, что проверки не дают работать и так далее.

Лохотрон на базаре

В 2003 году «АВЭК» решил подзаработать на продаже акций.

«Я приобрел 39 акций, — рассказал один из предпринимателей 21 мая на встрече с секретарем городского совета Геннадием Кернесом. — Номинальная стоимость акций – 10 гривень. Я их покупал по 500 гривень за одну акцию. У концерна «АВЭК» и покупал. Лично у Фельдмана Бориса Яковлевича. Навар получался 50-ти кратный. Никаких доходов с этих акций я не получал».

Таким образом, по словам предпринимателя, «акционерами стали» 2,5 тыс. человек. Руководство «АВЭКа», намечая очередную реконструкцию, не только не интересуется мнением предпринимателей, но и не обращает внимание на заключенные с ними договора (к слову, договора с предпринимателями заключает фирма-посредник «Харопторг»).

Об этом свидетельствует совсем уже свежий конфликт, возникший вокруг площадки «Кожа и меха». Предприниматели уверяют, что, согласно договору, без их согласия торговые точки не могут переноситься на другие места. Однако работы по реконструкции на площадке ведутся полным ходом, и предпринимателей просто ставят перед фактом — надо уходить. Уходить и снова платить.

Евгений Васильевич, предприниматель: «У меня было 4 торговых места на так называемой площадке «Вьетнамская кожа и меха». В апреле месяце без всякого предупреждения эти четыре торговых места были сломаны. За каждое реконструированное место с меня вымогают по 80 тыс. дол. США. Вымогает с меня лично представитель вьетнамского землячества на рынке «Барабашово». Фамилии его я не знаю. Но все зовут его Тхань».

Суммы беспрерывных «вступительных» и «арендных» взносов порой превышают доходы, а гарантий присутствия на рынке, естественно, никто не дает. Ни у кого(!) из продавцов нет прав собственности или долгосрочной аренды. Соответственно нет и стабильного места работы.

Во многих местах рынка «Барабашово» после реконструкции торговые места достаются иностранным предпринимателям. Интерес «АВЭКа» к ним, в общем, понятен. Лица, пребывающие на территории Украины полулегально, еще более бесправны, чем граждане Украины, и держать их в кабале еще проще.

Наши комментарии. Вам эти странные порядки, царящие на рынке «Барабашово», ничего не напоминают? Невольно приходят на память печально известные финансовые пирамиды. И здесь, и там действует один и тот же принцип: внеси деньги, купи акции, дай на развитие. А потом будешь получать дивиденды, даже не получать, а лопатой грести.

Успех «МММ» породил множество других финансовых пирамид, таких как «Гермес», «Телемаркет», «Тибет». После краха «МММ» около 50 вкладчиков совершили самоубийство, потеряв все свои деньги.

Свои «МММ» были и есть и в Украине. Это печально известные «Первый украинский фонд приватизации», ОАО «Народная финансово-страховая компания», ЗАО ИФ «Киевская Русь-МДС», ЗАО ИК «Нефтеэнергоинвест», ДО «Разноэкспорт», «Константа», АОЗТ «Молодежная мода», «Инваспорт». Настоящим «титаником» стал «Украинский дом Селенга» — более 1,2 млн. вкладчиков и 896 тысяч потерпевших. Кто следующий?

Цена — прикрытие

Выставки, праздники на площадях и благотворительные акции — это лицо благотворительного фонда «АВЭК», который возглавляет один из богатейших людей страны, народный депутат и просто замечательный человек Александр Фельдман. Однако у структур, объединенных брендом из четырех букв, подобно древнеримскому божеству есть и другое обличье. И оно отлично знакомо каждому харьковчанину, поскольку вряд ли в городе найдется человек, который хотя бы раз в жизни не побывал на рынке возле станции метро Барабашова. Впрочем, вторым лицом «АВЭКа» является не сам рынок, а те «цивилизованные» порядки, которые царят на нем добрый десяток лет.

«Кто не с нами, тот против нас» историческую фразу отца всех народов администрация рынка «Барабашово» взяла на вооружение и с успехом использует

Многим памятен такой случай. Несколько предпринимателей рынка, доведенные до отчаяния безнаказанными действиями администрации, обратились за помощью к адвокатам и выиграли процесс. Это единственный случай, когда «АВЭК» обломал зубы о харьковских коммерсантов. Однако владельцев контейнеров не оставили в покое. Такие организации как «АВЭК» и «ХарОптТорг» неповиновения не прощают. Площадку перенесли через улицу Елены Стасовой на задворки рынка. Коммерсанты лишились половины покупателей. На этом месть сильных рынка сего не закончилась. Только успели предприниматели «раскрутиться» на новом месте, как их заставили поменять свои контейнеры на так называемые «роллетные павильоны» и оплатить их смену. По $7500 за одно место. Многие, бросив все, ушли с рынка.