Выборы переносные (карманный вариант). Часть 1. За день до указа

И снова «здрасьте». Президент фактически признал свой первый указ неконституционным, издав второй указ (столь же неконституционный). Шалунишка…


Влад Красуцкий

Вчерашний день Виктор Ющенко начал с того, что провел открытый урок для учеников 9-11 классов на тему «Украина - европейское государство» в Марьяновской общеобразовательной школе (Киевская область). Закончил день Виктор Андреевич тем, что издал новый Указ о досрочном прекращении полномочий парламента, чем наглядно продемонстрировал всем настоящим и бывшим ученикам 9-11 классов, что Украине до Европы — как до небес. По крайней мере, до тех пор, пока пост президента в ней формально занимает Виктор Ющенко.

За день до указа

Прежде чем приступить к рассмотрению нового (обновленного, подновленного?) указа, стоит напомнить происходившее «накануне». В целом, если сравнивать с двумя первыми неделями апреля, последние дни можно было бы охарактеризовать словами «состояние стабильно тяжелое, но не критическое».

То есть борьба велась на всех фронтах, но, тем не менее, прослеживался относительный спад напряжения. Президент упорно делал вид, что ничего не происходит, что его указ (первый) действует, что выборы состоятся, только нужно «подкорректировать» дату. Оппозиция играла в ту же игру, и озабочена была, похоже, только тем, чтобы Виктор Андреевич не «съехал с базара», то есть чтобы и в самом деле не начал искать компромисс. Рада, Кабмин и коалиция не сдавали своих позиций и ожидали благоприятного для себя итога рассмотрения дела в КС, но, тем не менее, пытались «протянуть руку» президенту.

Главные сражения, конечно, разворачивались в Конституционном суде и вокруг него. Некоторые судьи (не будем указывать пальцами), постоянно пытались перевести дискуссию из юридической плоскости в политическую. Представители Кабмина и парламента в ответ устраивали демарши — отказывались отвечать на вопросы судей (тех, которые еще до начала рассмотрения дела уже вынесли свое мнение о нем на публику). Выглядело достаточно скандально, но совсем не интересно.

Было понятно, что происходящее — ни что иное, как затянувшаяся прелюдия перед неизбежным и вполне определенным финалом. Слушания перешли в закрытый режим, что означало уже рассмотрение вопроса по существу. Причем, как бы ни пытались «президентские» судьи затянуть и эту часть, вопрос все равно должен был решиться самое большее в два — три дня.

Ведь фактически весь вопрос состоял в следующем: является ли перечень оснований для роспуска парламента, изложенный в статье 90, исчерпывающим? Ответ на этот вопрос очевиден: да, является. Поэтому, по большому счету, на вынесение вердикта нужно было всего-то полчаса в расслабленном ритме.

Каким будет финал, было очевидно всем. Отсюда и попытки затянуть процесс, и стремление дискредитировать КС, и заявления «оппозиции» об отказе признать его решение. В отчаянии «оранжевые» политики договорились до вещей совершенно анекдотических. Например, нардеп от фракции «Наша Украина» Владимир Мойсик заявил следующее: «Наша Конституция очень несовершенна. Полномочия и обязанности властных учреждений четко не выписаны. Ведь претензии должны быть не к указу главы государства, а к самому тексту Основного закона». То есть, по логике В. Мойсика, не указы президента нужно сверять с Конституцией, а Конституцию с указами президента! Вот уж воистину…

Параллельно с заседаниями КС шли непрерывные консультации между президентом и премьером. В. Янукович и В. Ющенко встречались чуть ли не каждый день. Вот только толку от этих встреч было — «с гулькин нос». Единственное на чем сошлись, так это на том, что до конца майских праздников нужно свернуть митинги, пикеты и другие подобные публичные мероприятия.

К сожалению, содержание предложений обеих сторон становилось доступным с большим опозданием. И только сейчас можно сказать с уверенностью, что требования В. Ющенко к своим партнерам по переговорам были совершенно невыполнимы. Так, например, он предлагал, чтобы президент и премьер одновременно обратились к КС с предложением приостановить рассмотрение указа (первого, напомню). Мало того, что такой шаг не имел для В. Януковича никакого политического смысла, мало того, что он ставил под сомнение обещания и президента, и премьера, и спикера подчиниться любому решению КС, так это еще и являлось бы прямым нарушением существующих норм, вторжением исполнительной власти в судебные дела.

При этом В. Ющенко предлагал подписать некие 10 пунктов «компромиссных» решений, после чего отдельно утверждается политическое решение относительно даты досрочных парламентских выборов… Что касается «компромисса», то под этим словом Виктор Андреевич понимает безоговорочную капитуляцию своих политических оппонентов. В частности он предлагал: признать указ о роспуске парламента; отменить следующие после указа решения Верховной Рады; дать право президенту, а не коалиции предлагать кандидатуру премьер-министра с дальнейшим утверждением его Верховной Радой; принять закон о президенте с усиленными полномочиями главы государства; принять закон о Кабинете министров в редакции президента; узаконить императивный мандат (что, кстати сказать, прямо противоречит рекомендациям ПАСЕ); принять в новой редакции закон о ратификации Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств (что стало бы основанием для тотальной украинизации во всех сферах жизни); назначить председателем СБУ кандидатуру, внесенную президентом; ввести уголовную ответственность за непризнание Голодомора 30-х годов геноцидом и т. д. Словом, сдайте мне все позиции, назовем это компромиссом, ради единства страны, а потом вы добровольно сложите свои полномочия… Это если рассуждать политически. Ну, а юридически предложения В. Ющенко затрагивали основы конституционного строя и требовали внесения изменений в Основной закон, после которых В. Ющенко обрел бы полномочия, каких и Л. Кучма не имел.

Возникает вопрос: отчего же В. Янукович тратил время на встречи и уговоры? Мотивов может быть несколько. Причем, скорее всего, они взаимно дополняют друг друга.

Во-первых, премьер-министр, в отличие от В. Ющенко, несет непосредственную ответственность за происходящее в стране. Политическая нестабильность пока еще не привела к каким-то катастрофическим последствиям для экономики, но негативные тенденции нарастают. Если через некоторое время все же придется выходить на выборы, отвечать перед избирателями придется Партии регионов. В том числе и за то, что произошло исключительно по вине В. Ющенко, Ю. Тимошенко и прочих. Логика избирателя проста – во всем виновата власть, а «власть» сегодня (совершенно несправедливо) ассоциируется с ПР, парламентским большинством, Кабмином. Поэтому В. Януковичу нужно скорейшее преодоление кризиса.

Во-вторых, как ни смешно, регионы не заинтересованы в политическом крахе В. Ющенко. В ослаблении — да, в крахе — нет. Политическая смерть Ющенко усилит, прежде всего, позиции Ю. Тимошенко, в том числе и электоральные. Если КС признал бы первый указ неконституционным, это стало бы для В. Ющенко серьезным ударом. Прежде всего, он стал бы «хромой уткой» в глазах национальных элит, заодно потерял бы вес за рубежом. В среднесрочной перспективе это отрицательно сказалось бы и на его электоральном рейтинге. Здесь нужно отметить, что в последние недели личный рейтинг В. Ющенко несколько возрос (за счет Тимошенко). Приверженцы «оранжевых» перераспределили симпатии в пользу президента, «показавшего силу и решительность». Но неизбежное поражение в КС резко нивелировало бы этот эффект. Отсюда и предложения коалициантов о «нулевом варианте», который позволял бы В. Ющенко отчасти «сохранить лицо».

В-третьих, относительное миролюбие и демонстрация готовности к компромиссам стали в последнее время «фирменной маркой» регионалов. Переговоры с В. Ющенко в определенной степени направлены и на поддержание имиджа «объединителей страны».

В-четвертых, можно предположить и такой вариант, что регионалы просто «тянули время» (по крайней мере, им самим так казалось), удерживая президента от очередного, резкого и, быть может, уже непоправимого шага. Ведь каждый день приближал неизбежное решение КС, а это по логике должно было делать президента более сговорчивым.

Но, так или иначе, расчеты регионалов на возможность конструктивного диалога не оправдались. Совершив один неверный шаг, В. Ющенко не пожелал отступить, он сделал другой...

Забавно, но именно вчера в процесс имитации (иначе не скажешь) мирных переговоров были вовлечены и политики рангом пониже. Начались консультации представителей БЮТ, «Нашей Украины», КПУ и СПУ. Закончились, как и можно было предположить — ничем. Смешнее всего, что проходили они в особняке, расположенном напротив Секретариата президента, в здании известном под названием «Дом с химерами». Символично, не правда ли?

И еще одно весьма показательное событие случилось вчера. Стало известно, что председатель Верховного суда Василий Онопенко обратился к президенту с заявлением о выведении его из состава Совета национальной безопасности и обороны Украины. Онопенко — ставленник президента, но, с другой стороны, связан и с Ю. Тимошенко (избирался в парламент по спискам БЮТ). Свое решение Онопенко обосновывает тем, что пребывание председателя ВС в составе СНБО не отвечает его правовому статусу, определенному статьей 107 Конституции Украины (СНБО создается при президенте для координации и контроля деятельности органов исполнительной власти в сфере национальной безопасности и обороны). Иными словами, нарушается принцип деления государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Оставим в стороне истинные политические мотивы этого шага (предположить, что они есть – логично, ведь Онопенко в составе СНБО с 12 февраля, почему же «очнулся» лишь сейчас?). Показательно иное – председатель ВС указывает президенту на то, что введенные им принципы формирования СНБО противоречат «всему и вся».

Наконец, вчера в очередной раз было подтверждено то, что давно было уже очевидным для всей страны – 27 мая выборы состоятся не могут «ни при какой погоде». Заместитель главы Центризбиркома Марина Ставнийчук, выступая вчера перед судьями КС, заявила о том, что сроки проведения выборов безнадежно сорваны. «Истекает 21-ый день избирательного процесса, но денег ни копейки нет, комиссии не созданы». Отдадим ей должное – о том же она публично предупреждала еще дней десять назад.

Словом, накануне нового указа обстановка была такой: президент и оппозиция морочили голову своим партнерам по переговорам, предлагая компромисс, больше напоминающий капитуляцию, выборный процесс не двигался с места, а Конституционный суд вышел на финишную прямую и вот-вот должен был принять решение, которое никак не могло устроить президента. В довершение, В. Янукович из Москвы, где он проводил в последний путь Б. Ельцина, направился с визитом в Узбекистан, а А. Мороз находился в Литве…

Самое подходящее время для новой «шалости». Но шалости детей, в особенности старших классов, бывают детскими и недетскими. Шалости политиков, в особенности занимающих высокие посты, даже когда выглядят несерьезно и смешно, всегда влекут за собой последствия серьезные, временами — трагические. Не только для них самих, но и для миллионов людей.