В тени противника

Уже более полугода тянется противостояние губернатора с областным советом. Летом политическая сила, победившая на местных выборах, добилась вынесения недоверия Арсену Борисовичу Авакову.


Недоверие губернатору было внесено — таким большинством голосов, которое не оставляло президенту законной возможности сохранить за Арсеном Борисовичем его пост. И главе обладминистрации ничего не оставалось, как тянуть время, используя судебные разбирательства. Сейчас грозится дойти до Европейского суда…
Никогда ни у кого не возникало сомнения, что к тому вотуму недоверия приложил руку предшественник Арсена Авакова на губернаторском посту Евгений Кушнарев…

Корни

Временами — обострявшийся, временами — чуть затихавший конфликт между Евгением Петровичем и Арсеном Борисовичем длился не один год. Возможно, начался он еще в те времена, когда А. Аваков попал в орбиту топ­менеджеров корпорации «УкрСибИнкор» — Олега Таранова и Олега Демина. Между Деминым и Кушнаревым тогда шла борьба за лидерство на городском уровне. Когда-то, в самом начале 90-х, Олег Алексеевич олицетворял собой «номенклатурную» КПСС, а Евгений Петрович — «демократическую». Со временем идеологические границы нивелировались, и «консерваторы» и «реформаторы» одинаково адаптировались к новым условиям. Но борьба за «первое место» продолжалась. Многие в нее оказались вовлечены, не всегда по собственному желанию.

В 1994 году, когда Демин отказался от участия в предстоящих выборах мэра в пользу Е. Кушнарева (после очень непростых переговоров), взаимоотношения между Кушнаревым и Аваковым несколько нормализовались.

В 1996 году Кучма забрал Кушнарева в Киев, губернатором назначил О. Демина, и Арсен Борисович почувствовал себя комфортнее. Но в 2000 году ЕП возвращается в Харьков. Впрочем, ничего чрезвычайного в те времена между Кушнаревым и Аваковым, вроде бы, не происходило: бизнес последнего неплохо развивался.

В 2002 году на выборах мэра Кушнарев поддержал выдвижение В. Шумилкина. Аваков взял на себя заботы по организаторскому и по слухам финансовому обеспечению кампании Владимира Андреевича. Таким образом, бизнесмен и губернатор оказались «по одну сторону баррикад». Впрочем, какие там «баррикады»? На самом деле, весь административный и деловой бомонд Харькова выступил на стороне Шумилкина.

Настоящее и окончательное размежевание случилось во время последних президентских выборов. Вот тогда­то и возникли настоящие баррикады, разделившие и Харьковщину, и всю страну. Отдадим должное Арсену Борисовичу — с политическими симпатиями он определился заранее: через контролируемые им СМИ «мягкая» агитация за В. Ющенко велась едва ли не с конца 2003 года. В свою очередь, Евгений Петрович оставался верен своему кандидату до последнего момента. И после него.

Здесь стоит отметить два обстоятельства. Во­первых, немалые капиталы А. Аваков (как и все другие) нажил в то самое «проклятое прежнее время». И в частности, когда мэром, а потом и губернатором, был Е. Кушнарев. Во­вторых, в спорадических конфликтах с администратором Кушнаревым, бизнесмен Аваков всегда был не на равных, вынужден был либо идти на компромисс, либо искать чью-то защиту. В 2004 году он вошел в публичную политику, то есть стал как бы в один ряд с оппонентом. Но ненадолго.

После победы

В. Ющенко, Кушнарев был смещен. Смещен, но не сломлен. Парадокс, но в первые месяцы правления нового президента главным оппонентом режима стала не родная В. Януковичу Партия регионов, а Кушнарев со своими соратниками, и группа политиков близкая к СДПУ(О): Н. Шуфрич, М. Добкин и др.

Аваков получил желанное кресло. Но и только. Авторитет и популярность, которые хотя бы приближались к тем, что имел ЕП, еще нужно было заработать. Кто знает, что­то, быть может, и получилось бы со временем: Арсен Борисович — человек, бесспорно, умный и энергичный. Но... помешала победа. Конкретно — стремление власти «закатать» оппонентов «в асфальт».

Своим выступлением в Северодонецке Е. Кушнарев «вышел за флажки». Для одних стал преступником, для других — почти героем. И на Харьковщине вторых было явно больше, чем первых. Новый губернатор терялся в тени старого. Необходимо было не только избавиться от Кушнарева, но даже и от тени его, памяти о нем. Началось выдавливание Кушнарева (бывшего одновременно и депутатом) из облсовета. Действо получилось довольно мерзеньким, как по своей сути, так и по форме. Кое-кого оно заставило иначе взглянуть на «новых». «Тень» стала еще сильней.

Из облсовета Кушнарева выжили, возбудили дело о «сепаратизме». Однако победители резонно опасались, что политические преследования могут лишь увеличить популярность «диссидентов», создав им ореол мучеников. Политику решили подменить «уголовщиной».

По всей стране против «сепаратистов» начали возбуждать хозяйственные дела. Кушнарева обвинили в том, что он, будучи губернатором, взял кредиты для окончания строительства метро и еще в куче разных мелочей… Трудно сказать, в каком кабинете в Киеве или в Харькове до этого додумались, но пропагандистский эффект получился едва ли не обратным. В самом деле — если губернатору за все годы его правления можно инкриминировать лишь чрезмерное рвение при строительстве общественно­необходимого объекта... то он чист, как новорожденный младенец. «Пришить» бывшему губернатору ничего не удалось. Вообще ничего. В результате политическая фигура ЕП становилась все выше, а тень от нее — все глубже.

Бизнесмен Аваков кардинально оказался неплохим политиком, администратор Кушнарев — казалось, был рожден оппозиционером. Арсен Борисович как лицо публичное смотрелся неплохо, Евгений Петрович — чертовски хорошо…

Между тем, проявленное властями «искусство кройки и шитья» не могло не оставить осадок в душах тех, кому «шили» и кого пытались «кроить». И оставило…

Судьба губернатора

Выборы принесли ПР ожидаемую победу, а А. Авакову — прогнозируемые неприятности. Е. Кушнарев после парламентских выборов (на которых он руководил избирательной кампанией ПР) не получил какой­то значимой должности, в правительстве или Раде. Но вместе с тем, очень быстро стал «фронтменом», «лицом» партии, человеком, регулярно озвучивавшем ее позицию. ЕП прочно вошел в число самых ярких и значимых политиков Украины. И, пожалуй, — в число самых перспективных.

После победы ПР вотум недоверия губернатору был неизбежен. А потом образовалась Антикризисная коалиция, во главе правительства стал Виктор Янукович. Но позиции А. Авакова в Харькове оставались достаточно прочными — прекрасные отношения с братом президента, а еще и племянник в заместителях… Уже этого вполне достаточно, чтобы прочно сидеть в кресле, несмотря ни на что, включая мнение облсовета. К тому же не стоит забывать, что А. Аваков — и один из самых состоятельных людей в городе, что его бизнесимперия сотнями нитей связана со многими очень небедными и весьма влиятельными в Харькове людьми. Прибавьте уже упоминавшиеся медиа­ресурсы. Все это делает его очень ценным для президента. Такими не разбрасываются.

И вот Кушнарева не стало. Ушел из жизни тот, кто мешал Арсену Борисовичу, очень мешал. Смерть лидера объективно ослабила его оппонентов. Чем все закончится, сохранит ли А. Аваков свой пост и, если сохранит, то на какой период? Предугадать сложно. Прежде всего потому, что неясно, чем закончится борьба в Киеве, в самых «верхах». Кто кого «сборет», президент «антикризисников», или наоборот? А вдруг «замирятся»? Но и мир, и война могут нести в себе для нынешнего губернатора как победу, так и поражение.

Уверенно можно сказать только одно — Авакову объективно не повезло с предшественником — того еще долго будут помнить. Помнить и сравнивать. И выбираться из тени теперь уже покойного противника придется очень долго.

Олег Пересада, политический обозреватель