Без Петровича

Время идет, бурная политическая жизнь страны не дает расслабиться, но трагические события января все равно встают в памяти. Чья еще смерть могла бы так встряхнуть политический бомонд Украины и так потрясти харьковчан? Кого еще так хоронил Харьков?


Средства массовой информации уже успели обсудить: можно ли ту злосчастную охоту назвать браконьерством, получит ли семья Евгения Кушнарева два миллиона «депутатской» страховки, каким образом на похоронах мог появиться «невъездной» Затулин… Все, кто хотел сказать что­то о Евгении Петровиче, уже сказали. Все, кто не хотел говорить — уже отмолчались. Возможно, когда­нибудь кто­то напишет книгу о нем. И не одну.
Реальность происшедшего сознание признавать отказывается. Просматривая в очередной раз ленту новостей, ловишь себя на желании узнать, что по поводу тех или иных событий сказал ЕП.
Масштабность этой политической фигуры признается всеми: и друзьями, и недругами, и теми, кому по роду профессии надлежит не иметь политических предпочтений.
Будучи единственным «недонецким» в руководстве «донецкой» партии, он стоял в стороне и от интересов Януковича, и от интересов Ахметова. ЕП был практически незаменим для ПР, поскольку какую-то конкретную идеологию мог защищать только он.
Каким образом уход из жизни Кушнарева может отразиться на расстановке сил в Партии регионов, на ее политическом потенциале? И что означает его потеря для «регионалов» в Харьковской области?

СМЕНА ОРИЕНТИРОВ

Его риторика могла бы мешать
Игорь Гридасов, политолог

На расстановке сил в Партии регионов уход из жизни Е. Кушнарева заметно сказаться не должен. Он был видной фигурой в партии, но, скорее, с точки зрения имиджевой. Умелый полемист, хороший оратор, он лучше многих был способен подчеркнуть и усилить некоторые моменты в позиционировании Партии регионов «наружу», — нарисовать картину для избирателей, СМИ. Внутри партии больший вес играли и продолжают играть иные отношения и вожди.
Что касается политического потенциала, то, как ни парадоксально, партия способна скорее его нарастить, чем потерять. Дело в том, что электоральный резерв партии практически исчерпан: восток и юг страны отдали столько голосов за нее, что дальше некуда. Силы, которые могли бы выступить в качестве союзников, либо уже поглощены, либо лишены будущего. Дополнительные резервы роста остались, с идеологической точки зрения, среди умеренных, а с географической — в центре страны. Для освоения этих резервов нужна риторика противоположная той, с которой у избирателей ассоциировался Евгений Петрович.
Кушнарева иногда относили к радикальному крылу Партии регионов. Но, на мой взгляд, деление ПР на «крылья» скорее носит функционально­технологический, чем идеологический характер. Впрочем, с учетом необходимости «похода на запад» за новым электоратом, в роли лидера радикалов можно обойтись кем­нибудь из «второй линейки» партии. «Преемник» Евгения Петровича будет менее заметен и более косноязычен.
При всем уважении к памяти погибшего политика, харьковчане при жизни к нему относились по-разному. Тем более странное впечатление произвел шок, который вызвала в городе смерть Евгения Петровича, и многотысячная процессия, которая искренне провожала его в последний путь. Думаю, мы наблюдали импульс харьковского регионального патриотизма вроде того, что есть на Донбассе или Галичине. У этого импульса сейчас интересное будущее, поскольку живого политика, который мог бы его персонифицировать или возглавить, и близко не видать. А это вещь хрупкая, — может исчезнуть так же быстро, как и появиться.
Относительно расстановки сил в регионе. Вряд ли смерть Кушнарева еще больше сплотит местных регионалов перед лицом общего грозного противника. Просто за неимением такового. Наоборот, ситуация может стимулировать острое соперничество вокруг передела наследия Евгения Петровича, но это наследие не имеет отношения к политическим или партийным вопросам. 

ОЦЕНКА ПОТЕРЬ

ПР необходимо «сомкнуть ряды»
Федор Вениславский, доцент кафедры конституционного права Украины

В Украине на сегодняшний день практически отсутствуют политические партии в собственном смысле этого слова — как объединения граждан — сторонников определенной общенациональной программы общественного развития. Популярность всех политических партий обусловлена, прежде всего, популярностью и харизматичностью их лидеров, а не привлекательностью тех политических идей, с которыми они идут на выборы.
Партия регионов Украины в этом смысле имеет несколько особенностей, поскольку ее электоральная популярность, с одной стороны, обусловлена последствиями проведения последних президентских выборов, несколькими факторами, также не имеющими ничего общего с наличием привлекательной для определенных социальных слоев общенациональной программы общественного развития. К этим факторам вне всякого сомнения можно отнести и активное членство в этой политической силе такого политика как Е.П.Кушнарев. На мой взгляд, во многом благодаря именно ему Партия регионов Украины трансформировалась из «партии донецких» в политическую силу общенационального масштаба.
Е.П.Кушнарев был в ПР практически единственным политиком, интеллектуальный потенциал которого позволял в открытых публичных дебатах с представителями иных политических сил аргументированно отстаивать позиции партии. Второго такого «тяжеловеса» в ПР на сегодняшний день нет. Это может привести к утрате данной политической силой своей «публичности», и как следствие — своего электората. Кроме того, в отличие от иных лидеров партии, ЕП был последовательным противником участия в договоренностях с Юлией Тимошенко. Поэтому можно предположить, что его смерть может повлиять и на конфигурацию сил в украинском парламенте. Нельзя исключать, что в ближайшем будущем могут быть достигнуты определенные договоренности между ПР и БЮТ.
Но наибольшей потерей смерть Е.П.Кушнарева является для Харьковской области. Во­первых, в ВР на сегодняшний день нет ни одного харьковского политика, который мог бы успешно отстаивать интересы Харьковщины в парламенте.
Во­вторых, все имевшиеся (скорее всего) договоренности между «донецкими» и Е.П.Кушнаревым относительно определенной «автономии» Харькова с его смертью прекратили свое действие, и в ближайшее время можно ожидать возобновление активного интереса «донецких» к предприятиям Харькова. Противостоять этому «интересу» в Харькове сегодня некому.
В-третьих, ни один из представителей ПР, находящихся сегодня в руководстве местной харьковской власти ни по своему политическому влиянию, ни по своей популярности не в состоянии поддерживать существующий в настоящий момент достаточно высокий рейтинг ПР в регионе. Вследствие этого данная политическая сила в Харькове может в недалеком будущем не удержать свои позиции. Образовавшийся вакуум неизбежно постарается заполнить, прежде всего, БЮТ. Чтобы противостоять ему, «регионалам» необходимо, «сомкнув ряды», максимально консолидироваться. 

РЕЦЕПТ

Сохранить «лица необщее выраженье»
Владимир Самохвалов, политический обозреватель

Партия регионов потеряла прекрасного оратора, человека, уверенно чувствовавшего себя в публичных дискуссиях, умеющего «держать удар» и реагировать на неожиданный выпад. Потеря тем более тяжелая, что в ПР сильных дискутеров практически нет, тогда как в «Нашей Украине» и БЮТ их предостаточно. Партия регионов потеряла человека, который со времен Северодонецка обладал неким героическим ореолом. И эта потеря также невосполнима – сегодня во всей Украине политиков, несущих хоть какой­то элемент харизмы, крайне мало, а уж у «регионалов»... Можно также отметить, что Е. Кушнарев был отличным политическим менеджером, с ударением на слове «политическим». Сильных бизнесменов, управленцев в ПР предостаточно, но настоящих политиков – не так уж и много. Наконец, Кушнарев был самым заметным представителем «не донецких» в ПР. Его отсутствие поможет политическим противникам партии формировать о ней представление, как о партии одного региона.
И все же, на мой взгляд, главное не в этом. Ни для кого не секрет – в ПР существует внутренняя «многовекторность». Одна группа политиков полна желания любой ценой найти почву для согласия с президентом. Желание вполне объяснимое — бизнесу нужен покой, его утомляет бесконечное противостояние. Другие понимают, что компромиссы допустимы лишь в тех пределах, которые не противоречат ранее заявленным лозунгам.
Успех ПР был определен тем, что она (по собственной убежденности или в силу стечения обстоятельств) заняла до тех пор пустовавшую идеологическую нишу (обещание расширить права регионов, собственное отношение к культурно­языковым проблемам, к НАТО, ЕС и ЕЭП, к России). Е. Кушнарев был, безусловно, самым ярким представителем второй группы и постоянно прикладывал усилия к тому, чтобы при любых компромиссах идеологическая идентификация партии сохранялась. Есть подозрение, что с его смертью «миротворческая» тенденция в ПР может возобладать. Именно в этом, на мой взгляд, таится для регионалов главная опасность, поскольку потеря «необщего» политического лица в конечном итоге неизбежно обернется потерями электоральными.
Последствия для положения ПР в Харьковской области напрямую вытекают из вышеизложенного. Было бы неверно считать, что слово Евгения Петровича было законом для всех без исключения харьковских регионалов. Не думаю, что его все одинаково любили и ценили. Иначе и быть не могло – город большой, переплетение амбиций и бизнес¬интересов сложное. Вместе с тем, даже те, кто, возможно, недолюбливал Е. Кушнарева, должны были отдавать себе отчет в том, что для общей победы его имя значит больше, чем чье­либо иное. Не считаться с этим было невозможно. А это означало, что при возникновении какого-то внутреннего конфликта у харьковских регионалов «под рукой» был авторитетный арбитр.
В «большой семье» без ссор не обходится. И достаточно вспомнить, что А. Протас, представитель группы «Таргет», главного оппонента городских властей, с недавних пор имеет статус внештатного советника В. Салыгина, чтобы понять — до большевистской монолитности ПР в Харькове далеко. С исчезновением потенциального арбитра опасность междоусобных конфликтов возрастает. Кроме того, рано или поздно, о своих претензиях заявят новые претенденты на роль неформального регионального лидера, и вряд ли это будет способствовать единству рядов.
С другой стороны, утверждения, что в Харькове ПР начнет расползаться, что партийцы сейчас же побегут в БЮТ или начнут прибиваться к НСНУ, на мой взгляд, едва ли обоснованы. ПР сейчас при власти, а от власти еще никто не убегал. Значительно большие риски для ПР в Харьковской области несет возможная деидеологизация. Ведь даже Е. Кушнарев, при всей своей масштабности, при всех своих неоспоримых личных качествах, для избирателей был в первую очередь олицетворением вполне определенных политических позиций.