«Мы хотим не позакрывать интернаты, а создать альтернативу»: Марина Порошенко на форуме «Вчимося жити разом»

Марина Порошенко, Первая леди Украины и глава благотворительного фонда Петра Порошенко, выступая на форуме по детской инклюзии «Вчимося жити разом» (Харьков, 16 ноября) сообщила: государственная политика по детской инклюзии не предусматривает немедленного уничтожения интернатной системы.


«Мы хотим создать альтернативную форму обучения, а не произвести замену интернатных учреждений. Мы ничего не должны делать искусственно, не должны никого принуждать переходить из одного учебного заведения в другое, — отметила Первая леди. — Это — процесс, который будет происходить медленно. Главное, чтобы мы не навредили детям, чтобы они чувствовали, что они защищены. Дети бывают с разными особенностями. Некоторые из них не могут сразу адаптироваться к условиям общего школьного образования. Поэтому мы не настаиваем на закрытии. Поэтому и Министерство образования поддерживает именно такое направление реформирования. Можем обратиться к опыту Германии — там уже пересмотрели идею, что должно быть тотально инклюзивное образование. Они также создали некий «микс», когда существует и инклюзивное образование, и специализированные учреждения».

Во время форума специалисты разных уровней подчеркивали: речь идет не о тотальном закрытии интернатов, а о переформатировании их в, фактически, сервисные центры: «Такой процесс сегодня проходит, скажем, Харьковский областной Дом ребенка № 1, — рассказывает одна из инициаторов форума «Вчимося жити разом» юристка Татьяна Гавриш, почетная консулка ФРГ в Харькове. — Что это значит: это значит, что ребенок живет в семье, а специалисты продолжают оказывать ребенку и его семье услуги. Теперь это уже будет не интернат, а скорее сервисный центр, где родители получат консультации, все необходимые услуги, пройдут обучение. Возможно — центр дневного пребывания для таких детей. Но важно, что вечером они вернутся в родной дом и будут спать в своих кроватях, рядом с родными людьми».

Как отмечают организаторы форума, многие из присутствующих родителей особых детей и учительниц специализированных учреждений все же имеют определенные панические настроения относительно закрытия интернатов: «Я думаю, это как всегда проблема коммуникации: родители, учителя, естественно, живут в плену мифов, потому что «страшилки» — это первое, что попадает в голову, — считает соинициатор форума по детской инклюзии педиатр Андрей Пеньков, президент Украинско-немецкой медицинской ассоциации. — Для них реформа интернатной системы звучит так: «Интернаты позакрывают, вы (родители) останетесь один на один со своим ребенком, а вы (педагоги) останетесь без работы». Между тем, мы хотим, наоборот, расширить спектр услуг. В частности, добиться создания системы действенных центров раннего вмешательства, где специалисты разных направлений (медики, психологи, логопеды и др.) смогут выявлять нарушения развития ребенка на самых ранних стадиях и корректировать их, чтобы уменьшить риски инвалидности».

Николай Кулеба, Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка, во время форума подчеркнул: «Главное — не нарушать право ребенка на проживание в семье. Сегодня у нас 1,5% детей живет в интернатах, такого нигде нет, разве что в России. У нас 18 000 детей имеют родителей, но живут в интернатах.

Услуга должна прийти к каждой семье. Мы должны оценить все интернаты, и только после этого можно говорить о закрытии, трансформации, реформировании заведения. Нужен определенный период времени, чтобы гарантировать, что ребенок не пострадает. Но все же, мы не можем отбирать право жить в семье. Многие родители согласны получать реабилитационные услуги для ребенка в громадах, чтобы не отдавать ребенка жить отдельно. Должны быть созданы центры предоставления дневных услуг. Должен быть и транспорт, который привезет ребенка».

Заместитель Министра социальной политики Украины Александра Чуркина рассказала во время форума: «Однажды мы получили видео того, как издеваются, бьют детей в школе-интернате. Я в ту же ночь была в том заведении. Преподаватели заявили, что эти дети — «бандиты, они никого не слышат, спорят, не учатся».

Мы забрали детей оттуда, одного из них уже усыновили. Еще к одному должна прийти потенциальная мама. За тот месяц, что они ходят в обычную школу, у них хорошие оценки. Один парень звонит мне и говорит: «Мне так нравится учиться, особенно английский язык. У нас такая хорошая учительница». Каждый ребенок имеет право ходить в обычную школу, общаться с другими детьми».

Но, подчеркивали участники форума, нельзя говорить, что интернаты — тотальное зло, ведь сотни людей в Украине состоялись в жизни именно благодаря воспитанию в специализированных учреждениях. И теперь, подчеркивают организаторы и гости форума, эти же преподаватели должны так же помогать детям, но уже в другом формате, когда ребенок живет в семье.

«Я считаю себя интернатным продуктом, — поделился своей историей один из модераторов форума, журналист« Радио Свобода» Владимир Носков, который еще в детстве потерял зрение и учился в Харьковском специальном учебно-воспитательном комплексе им. В. Короленко. — Меня там учили не только школьной программе, но и работать, стирать, готовить еду. Я не знаю, как бы я проводил опыты на уроках физики, занимался чертежами в обычной школе. Да, я столкнулся со сложностями, но уже когда преподаватели вуза попросили прекратить писать шрифтом Брайля на лекциях, потому что это слишком громко. Поэтому я за умеренную инклюзию, за право выбирать — общеобразовательная школа или специализированная».

Марина Гончаренко, соучредительница Impact Hub Odesa, общественная активистка и экспертка в сфере инклюзивного образования, считает: «Противопоставления инклюзии и специализированных учреждений нет. Успешный зарубежный опыт свидетельствует о том, что специализированные учреждения впоследствии становятся на помощь инклюзии. В странах Балтии бывшие спецучреждения стали ресурсными центрами, превратились в институции, которые помогают поддерживать ребенка в общеобразовательной среде. Да, то, как идет инклюзия в наших школах, это очень несовершенный процесс, мягко говоря. Я здесь в двух ролях: как представительница гражданского общества и мама ребенка с особыми потребностями. Моя дочь не пошла в инклюзивный класс, хотя я адвокатка инклюзивных проектов. Но она учится и не в специализированном учреждении. Наша интернатная система в своей закрытости приводит к тому, что людей с особыми потребностями мы не видим в социуме. Поэтому когда родители говорят, что учителя в общеобразовательных школах не знают, как вести себя с ребенком с особыми потребностями, то это потому, что современные учителя сами, когда учились, тоже не имели таких сверстников в классе. Переход должен быть умеренным и технологическим, мы должны овладеть этими методами и технологиями».

Внедрение инклюзии — это неотвратимая реформа, но она требует времени, убеждена Марина Порошенко: «Это нужно всей Украине, поэтому сейчас важна не только политическая воля государства, не только наличие специалистов, педагогов, важены вклад каждого из нас на своем месте. Приобщиться к работе может каждый».

Материалы по теме

Дзержинский районный суд Харькова продлил меру пресечения начальнику Харьковского национального университета Воздушных сил (ХНУПС) ВСУ Андрея Алимпиева на 30 дней по ходатайству военной прокуратуры.