Милиция покрывает сторожа-расстрельщика? (версия)

Выясняются новые подробности беспрецедентного случая на змиевском пруду. Спустя несколько дней на месте происшествия появилась женщина, которая взяла этот водоем в аренду. Ее комментарии «Дозору» не столько пролили свет на произошедшее, сколько напустили еще больше тумана.


Напомним, 27 мая сторож частного пруда и знакомый владельцев озера открыли стрельбу по отдыхающим, среди которых было немало детей.

По словам арендатора пруда, которая в тот день отсутствовала на месте, первые выстрелы действительно произвел ее знакомый, приехавший на водоем порыбачить. Однако она отрицает, что он и сторож инициировали конфликт – вся вина, по ее мнению, лежит на якобы находившихся в нетрезвом состоянии отдыхающих. К слову, имя своего знакомого стрелка женщина категорически отказалась назвать. Сказала лишь: «очень уважаемый человек».

По сведениям «Дозора», арендатор ранее являлась начальником районного паспортного стола, подполковник в отставке. Ее супруг – полковник милиции. По сложившейся недоброй традиции сразу начинаешь искать определенные логические связи. К примеру, напрашивается вопрос: почему местная милиция только спустя сутки согласилась принять у потерпевших заявления, хотя правоохранители были вызваны сразу же? Чем объяснить то, что с пострадавшего с тяжелым огнестрельным ранением до сих пор (!) не сняты показания?

К тому же, утверждает владелица пруда, сторож не был вооружен, и первоначально женщина заявила, что это он «сам придумал, приукрасил себя, потому что он немного больной». Однако, когда поняла, что ружье не могло «придуматься» десяткам свидетелей, выдвинула версию, что дробовик неизвестно как оказался в сторожке. Как именно, и чей же он – остается тайной. Такое же недоумение вызывает заявление стрелявших о том, что они «просто оборонялись». Поскольку, как свидетельствует медицинское заключение (смотрите фото), у двоих пострадавших – ранение спины. А в спину, как известно, стреляют не нападающим, а убегающим.

Кроме того, в совершенное изумление повергает следующий факт. Из всех выстрелов, произведенных из одного и того же оружия, только одно ранение признано медэкспертизой огнестрельным. Остальные – пневматическими. А вот здесь уже попахивает укрывательством статистики огнестрельных ранений, которую правоохранители на местах обязаны передавать в вышестоящие органы МВД.

История продолжает вызывать множество других вопросов. «Дозор» в дальнейшем будет информировать о результатах нашего журналистского расследования.