Ростислав Касьяненко обвинил руководство ТГ «Таргет» в заказе киллера из чеченской диаспоры

Председатель правления Харьковской областной общественной организации «Городской ДоZор» Ростислав Касьяненко на сегодняшней пресс-конференции обнародовал материалы, косвенно свидетельствующие о причастности руководства ТГ «Таргет» к заказу на устранение журналиста.


— В субботу вечером мне на мобильный позвонил знакомый и сказал, что необходимо встретиться. В результате мы договорились о встрече в кафе «Картопляна хата» на проспекте Правды (рядом со станцией метро «Университет»). Аюб Исаков (так зовут моего знакомого) сказал, что мной интересуются одесские земляки, которые, по его сведениям, направляются в Харьков, чтобы «разобраться с Касьяненко». По словам Аюба, в Харьков едет некто «Пикассо», который «не занимается простыми делами». – заявил Р. Касьяненко на пресс-конференции в ИА «STATUS QUO».

Также, заявил Аюб, вероятнее всего «заказ» исходил от руководителей торговой группы «Таргет», которые уже в течение 7-8 лет контактируют с чеченской общиной города Одессы.

В связи с этим, председатель правления ХООО «Городской ДоZор» подал заявление в УБОП Харьковской области с просьбой обеспечить безопасность ему и его семье.

Справка «ДоZора»: Аюб Исаков – уроженец Чечни, участвовал в нескольких военных кампаниях, привлекался харьковским журналистом Сергеем Потимковым в качестве проводника во время последних съемок фильма о Чечне.

Ниже прилагается расшифровка разговора Ростислава Касьяненко и Аюба Исакова в кафе «Картопляна хата», а также фотографии этой встречи.

— Числа 15 позвонили мне. Говорят, ты там еще [в Харькове]? Я говорю: «Да».
А потом звонят мне 18-го.

— А кто? (Ростислав)

— Земляки. Звонят и говорят: «Ты Касьяна знаешь?». — Фамилия, говорю, или кличка?

— Ну, журналист такой.

— А, говорю, знаю. Только Касьяненко. Они, наверное, просто хотели у меня уточнить. Сперва я тоже не говорил, знаю, не знаю…

— Вроде, у него проблемы. Я говорю: какие проблемы? — Приедем, говорят, объясним. Вот я их жду.

— Мне это не надо. Клянусь, если бы мы не были знакомы, я никогда в жизни не сказал бы и не искал бы к тебе подходов. Есть такой человек, чеченец — Пикассо погоняло. Он на простую работу не ездит. Они говорят: завтра-послезавтра приедет... Ну, вот завтра должен, где-то в 6 часов вечера... Не знаю, уж по какому вопросу они едут…

— Ну, спасибо, что сказал. (Ростислав)

— …Ну, я насколько понял… на тебя никто не наезжал?

— Да, собственно, нет. У нас с Протасом сейчас война идет. Больше ни с кем.

— С земляками я смогу договориться…

— Ты знаешь, пока это разговор беспредметный.

— …Когда он первое время занимался вот этими порошками… я сразу подумал за Протаса. Вот этот местный авторитет, он к нему обращался, и он с ним связь имеет. Здесь с кем он общается – это одесские чеченцы. Больше ни с кем не общается. Это они проблемы какие-то решали по товару… Уже лет 7-8 у них такие взаимоотношения с одесскими земляками.

— А Что за одесские земляки? У них там бизнес?

— У них все. Бизнес – это чужие бабки, понимаешь. Я их уже лет 20 знаю. У них порт там. Там основная группа боевиков… без работы много сидят. Они, кроме убивать и «наказывать», ни х…я больше не знают…