Геннадий Кернес о возможности объединения с оппозицией

В интервью изданию «Власть денег» секретарь городского совета Геннадий Кернес высказал свое мнение по поводу возможного объединения оппозиции с Партией регионов как на местах, так и на государственном уровне.


Издание называет Геннадия Кернеса самым влиятельным человеком в Харькове. В своем материале под названием «Генеральный секретарь» «Власть… » пишет: этот политик ничего не делает просто так.



Геннадий Адольфович, будучи влиятельнейшим человеком в политике и деловой жизни Харькова, вы все-таки не смогли объединить вокруг себя элиту города. Это связано с вашим неоднозначным имиджем или просто нежеланием объединиться в региональное лобби таких людей, как Ярославский, Фельдман, Гавриш?

— Людей разделила, в первую очередь, политика. Когда-то такие люди, как Александр Ярославский, Александр Фельдман, Степан Гавриш и Михаил Добкин были в одной фракции Верховной Рады 4-го созыва. Теперь Фельдман в БЮТ, проводит здесь политику Юлии Тимошенко, Гавриш мечется и никак не может найти себе постоянное прибежище, Александр Ярославский — просто меценат, и это очень хорошо, что он понял свое предназначение и стал финансировать социальные проекты. Он сегодня самоотверженно борется за то, чтобы Харьков принял Евро-2012, и в этом имеет понимание и поддержку мэра Михаила Добкина и Харьковского городского совета. Он рассматривает вопрос инвестиций в реконструкцию Харьковского аэропорта. Но вот Фельдман, который когда-то имел отношение к ФК «Металлист», в этом не участвует — его миллионы, о которых он постоянно говорит, не работают на экономику города. Да и Гавриша интересует лишь то, как бы попасть на вершину власти. Как можно объединить таких людей? Но, думаю, рано или поздно сложатся обстоятельства, которые заставят всех влиятельных людей, любящих свой Харьков, сесть за один стол ради общего интереса — возрождения величия города.

— Пока этого не произошло, Харьков оказался в политическом фарватере Донецка. Элита этого города сегодня диктует политику Партии регионов. Не приводит ли это к конфликтным ситуациям?

— В советские времена, когда при власти был представитель Днепропетровска Леонид Ильич Брежнев, говорили, что именно в этом городе растет элита. Теперь при власти президент Виктор Ющенко и премьер-министр Виктор Янукович, и у каждого есть своя команда. Харьков — команда Виктора Януковича, но не команда Донецка. То, что лидер этой команды из Донецка, — конечно, хорошо, но я не согласен, что именно Донецк сегодня во всем доминирует. Поверьте, Харьков, да и другие города Украины, сегодня также очень динамично развиваются.

— Возможно ли объединение «оранжевых» и «бело-голубых» элит на местах, если Янукович и Ющенко договорятся о создании коалиции в будущем парламенте?

— Сегодня многие говорят об объединении. Возможно, предпринимаются какие-то действия, направленные на компромисс и консенсус, но мы на местах пока этого не чувствуем. Стабильность, определенность, уверенность в завтрашнем дне, в осуществлении планов и решений, которые приняты на всех уровнях, — вот, что требуется Украине. Для того чтобы чаяния стали реальностью, необходимо единение на государственном уровне и на местах, объединение элит для решения местных проблем и развития Украины в целом. Ведь Киев — не вся Украина. И та поддержка, которую получили политические силы на внеочередных парламентских выборах, говорит о том, что основная проблема — объединить политиков ради стабильного развития Украины.

— Тем не менее, во время оранжевой революции вы со своим нынешним шефом, мэром Михаилом Добкиным, оказались по разные стороны баррикад. Вы поддержали Виктора Ющенко, выступив на Майдане в Харькове. Вы считаете тот поступок ошибкой?

— Минутку, я никогда не поддерживал Ющенко, и хочу это подчеркнуть. Я действительно выступал на так называемом Майдане в Харькове. Это произошло, когда мне, как совладельцу 7-го телеканала «Тонис-центр», принесли решение областного совета о лишении канала возможности вещания. Но ведь лицензию выдавал не облсовет, а Национальный совет по телевидению и радиовещанию. Тогда я вышел и призвал людей отстоять свободу слова: 7-й канал в то время ретранслировал «5 канал», который был очень популярен.

— Но ошибкой вы этот поступок не считаете?

— Я сделал выводы о радужных мечтах, которые тогда были по поводу свободы слова в чистом виде. Под прикрытием свободы слова человека теперь могут просто очернить.

— Одну из школ жизни вы прошли в местах лишения свободы. Как это повлияло на ваше мировоззрение?

— От сумы да от тюрьмы не зарекайся. Я никогда не скрывал, что привлекался к уголовной ответственности. Это для меня было одним из ключевых поворотов моей судьбы. Я помню те времена и никогда их не забываю. Но это все — в прошлом. Самое главное из того времени для меня — я сделал выводы. И могу сказать, что там чистоплотности больше, чем у многих политиков. Я не оцениваю людей понятиями «судим — не судим». Самое главное — не испортили ли эти обстоятельства человеку судьбу, когда и как это было, кем человек стал.

— Правда ли, что в перестроечные времена успешно вели бизнес только самые жесткие и бескомпромиссные люди, не обращавшие внимания на законы?

— Есть песня: «Но мне, тогда еще не пьющему, попались пьющие товарищи...» Бог миловал, я дружил с разными ребятами, которые, как и я, развивались. Многие зарабатывали деньги. Сегодня это называется предпринимательством, а тогда это было запрещено. Я был молод и всегда искал лучшей жизни. Когда заканчивал магистратуру, у меня была дипломная работа «Регуляторные акты». Один из членов государственной экзаменационной комиссии обронил: «Вот, новые русские, хапуги, всего нахапали себе...», я ему ответил, что не стоит так говорить об этих людях, ведь они всего лишь применили свои способности. И если они при этом использовали пробелы в законодательстве, использовали связи во власти, но и создали бизнес, — это неплохо. Априори всех обвинять нельзя. Мы должны с уважением относиться к людям, которые сумели чего-то достичь.

— Несмотря на наличие столь компрометирующего факта в биографии, вы, уже, будучи успешным бизнесменом, решились пойти в политику. Что стало толчком для этого решения?

— Первый раз я задумался о том, что могу с пользой участвовать в принятии решений по поводу социально-экономического развития города, лет 10 тому назад. Мэром Харькова тогда был Евгений Петрович Кушнарев. Я на одной из сессий услышал рассуждения депутатов о том, как они принимают решения, и для себя решил, что должен работать в этом зале. Я тогда представлял новый класс — предпринимателей. Ведь раньше были только рабочие, крестьяне да прослойка интеллигенции. В итоге многие решения, которые принимались, были далеки от реальных событий. Я выразил собственную гражданскую позицию — зарегистрировался кандидатом в депутаты одного из мажоритарных округов и — выиграл выборы.

— Вы известны в Украине как крупный бизнесмен, собственник обширных активов. Как ваши предприятия развиваются без непосредственного руководства?

— Все крупные бизнес-структуры выстраивают логику управления таким образом, чтобы в отсутствие руководителя эта структура продолжала стабильно работать. На сегодняшний день я секретарь Харьковского городского совета — это мое постоянное место работы. А предприятие, которое я создал, отлично работает и без меня.

— Вы можете рассказать о структуре своего бизнеса?

— Многие мои активы видны на поверхности, но о многих знают только те, кто имеет к ним отношение. Я считаю себя успешным человеком. В свое время я легализовался как законный налогоплательщик. Мне нечего стесняться.

— Правда ли, что вы стали одной командой с нынешним мэром Михаилом Добкиным после долгого периода совместного бизнеса с его отцом?

— Я знаю Михаила Добкина давно. Мы познакомились, когда я стал депутатом в первый раз. Это был 1998 год, мы вместе работали в депутатской комиссии по бюджету и финансам. Многие ключевые для города вопросы мы решали совместно. Когда депутатская каденция закончилась, и необходимо было выбирать дальнейший путь, Михаил зарегистрировался кандидатом в депутаты Верховной Рады, я — кандидатом в депутаты городского совета. Мне были симпатичны те новации, которые он проводил. Я поддерживал его на выборах. Когда были выборы президента в 2004 году, Михаил Добкин был доверенным лицом Виктора Федоровича Януковича. Я понимал, что стране нужен новый лидер. Наши убеждения с Михаилом Добкиным тогда разошлись. Каждый может допустить ошибку, главное — чтобы был сделан правильный вывод. Когда Михаил Добкин предложил мне войти в его команду на выборах мэра, я показал ему свою позицию открыто — что не буду участвовать ни в каких дерибанах, буду работать на усиление роли власти. Власти необходимо вернуть лицо. Ведь сейчас говорят, что власть безликая. А власть должна быть сильной, слабая никому не нужна. В этом меня Добкин поддержал, мы создали штаб и выиграли выборы.

— Получается, что отец Михаила Добкина здесь ни при чем, и со своим сыном он вас не знакомил?

— Я знаю Марка Добкина и дружу с ним. И дело не в том, кто кого знакомил. Родителей не выбирают. Нас с мэром часто пытаются рассорить, чтобы мы встали по разные стороны баррикад. Но я стал одним из членов команды Михаила Добкина не для того, чтобы разрушать. Надеюсь, все попытки дестабилизировать ситуацию останутся безрезультатными.

— Ваша жена — дочь авторитетнейшего в правоохранительных органах Юрия Гайсинского. Ваше прошлое не повлияло на отношения с ним?

— С Юрием Александровичем у меня нормальные семейные отношения. Моя семья четко понимает, чем я занимаюсь. Жена — тоже сложная тема. И по этой дороге я тоже прошел, у меня была не одна жена. Я считаю, что человек всегда и везде ищет гармонию, на любом фронте. Жизнь одна, ее надо прожить ярко и красиво.

— Общеизвестно, что Юрий Гайсинский принадлежит к «оранжевому» политическому лагерю, а вы вот — в «бело-голубом». Вы с ним политику обсуждаете?

— Обсуждаем, как в любой другой семье. Можем и немного поспорить, отстаивая каждый свою позицию. Он — человек опытный. Мне с ним интересно беседовать. Он был в том созыве Верховной Рады, который принимал постановление о независимости, Конституцию принимал. Уже достаточно того, что он возглавлял комиссию по ГКЧП. Но главное — он может быть спокоен, что я сделаю все возможное, чтобы его внук вырос достойным человеком.

— Собираетесь ли вы развивать свою политическую карьеру, предлагали ли вам должности в Киеве?

— Сегодня у меня другие приоритеты. Я работаю в Харьковском городском совете, стараюсь инициировать решения проблем, которые будут способствовать развитию территории Харькова. Уверен: никакой каденции не хватит, чтобы кардинально изменить взаимоотношения власти и граждан, ее избравших, но считаю, что этот путь необходимо пройти и сделать все возможное для улучшения качественного уровня жизни харьковчан. Раньше, когда работал вне коридоров власти, я прочитал книгу «Как уцелеть среди акул», там есть четыре правила: заработать деньги и разместить их, найти людей, которых можно было бы поставить на ключевые посты, но самое главное правило — вовремя уйти. То же самое и в политике: надо заработать авторитет, приложить свои усилия к реализации правильных идей, работать в команде единомышленников, которые тебя поддерживают, и вовремя уйти. Вечного двигателя не бывает.

// Власть денег