Президент Украины сказал: «У меня есть друг на букву «Ф», окажите ему всемерное содействие… (Д. Выдрин)

«Я был о себе лучшего мнения. Я не думал, что меня могут кто-то, даже самые красивые, самые уважаемые люди, могут заставить вот так фатально ломать свою природу, фатально ломать свою натуру», — Дмитрий Выдрин в программе «Экспертиза» о своем пребывании в рядах Блока Юлии Тимошенко.


О пленках Николая Мельниченко

«Мы, наверное, не будем использовать эти пленки больше того, чем их могла использовать любая честная сила. Мельниченко же не к нам пришел первым. Он приходил в разные партии, и он просил одно: дайте мне возможность некой защиты, физической защиты, прямо скажу, и дайте мне трибуну, и дайте мне уверенность в том, что те пленки, те записи, которые я отдам, не погибнут бесследно. Все эти файлы не погибнут где-то почти в ядерном огне. Я расскажу все. Но ни одна партия не давал ему ни гарантии защиты, ни гарантии правды, ни трибуны. Сейчас Николай выздоравливает. Я был у него через один или два дня после того, как он оказался в больнице. Мы знаем, что Николай был в прошлом году отравлен, когда он приехал давать показания в Генпрокуратуру, он был отравлен и срочно отправлен за границу на лечение».

О харьковских моментах в материалах Мельниченко

«Сможет рассказать про Харьков. Я просматривал те пленки, которые Николай готовит, как сказал бы циник, для презентации. Там есть очень интересные харьковские моменты. Я, правда, обещал Николаю не ломать интригу».

О человеке с фамилией на букву «Ф»

«Я просто один фрагмент озвучу. Звонит президент Украины, действующий президент Украины господин Кучма, звонит начальнику силовой структуры Харькова на букву «З» (я обещал Николаю оперировать только буквами). И президент Украины говорит начальнику силовых структур: «У вас есть хороший бизнесмен на букву «Ф». Это мой близкий друг. Поэтому прошу оказать ему всемерное содействие на уровне налоговой поддержки, на уровне силового прикрытия».

«Раньше это называлось «крышеванием», если использовать адекватную терминологию».

«Но у него есть враги. Есть главный враг на букву «Д». Вот этот человек начал подниматься в бизнесе. Поэтому вы постарайтесь уничтожить этого врага по бизнесу на букву «Д» и помогите человеку на букву «Ф».

О методах БЮТ

«Я описывал то замечательное, очищающее, иногда даже зажигающее чувство стыда, которое я испытывал, когда мы врывались в здание горсовета с клеем «БФ» для заклеивания рабочих мест депутатов, с кульками, в которые должны были набрать гнилые яйца. Вот тогда я себе дал, наверное, такой оброк, что я, во-первых, уйти от тех людей, которые понудили меня к этому. Я был о себе лучшего мнения. Я не думал, что меня могут кто-то, даже самые красивые, самые уважаемые люди, могут заставить вот так фатально ломать свою природу, фатально ломать свою натуру».

О разброде в БЮТ

«Нет монолитности, нет единства, да и дружбы, да и братства тем более. «Братство» я могу употреблять только при самых пафосных ситуациях. Нет в Блоке Юлии Тимошенко, но повторяю, как и в любой другой политической партии».

// «Экспертиза», ТО «Иначе»