Д. Шенцев: «Было бы легче, если б Кушнарев погиб в бою…»

У харьковского депутата от Партии регионов Дмитрия Шенцева 21 августа родился сын, крестным отцом которого накануне роковой охоты согласился стать Евгений Кушнарев.


Несмотря на прибавившиеся хлопоты, в минувший вторник Дмитрий Алексеевич приехал в Киев, чтобы принять участие во внеочередном заседании парламента и проголосовать за отмену депутатской неприкосновенности.

— И что, по-вашему, будет дальше?

— Если наши политические оппоненты действительно хотят достичь результата и действительно хотят бороться с коррупцией, — а мы ведь настаиваем на лишении неприкосновенности не только депутатов, но и всех чиновников от Кабмина до госадминистраций и самого Президента, — то какая разница, кто это сделал? Все комментарии о том, что решение это нелегитимно, потому что нелегитимен парламент, подтверждают, что их предвыборный лозунг — ни что иное, как политический пиар. Когда был нужен надуманный третий тур на президентских выборах, это было «волеизъявлением народа». Нужны досрочные выборы парламента — снова «волеизъявление». А то, что Президент, получив от райсоветов и облсоветов столько выраженных большинством тамошних депутатов недоверий руководителям рай- и облгосадминистраций, не подписал ни одного указа об их увольнении — это было не «волеизъявление»? Так что, по моему мнению, Виктор Ющенко принятое во вторник Верховной Радой решение не подпишет. Думаю, мы найдем правду в Конституционном Суде, если только в его работу опять не станут вмешиваться.

— Месяц назад я брал интервью у известного политолога и политтехнолога Владимира Цибулько, который уже тогда спрогнозировал: парламент соберется еще до выборов и «автоматом» проголосует за лишение неприкосновенности. А еще он предрек, что нынешние выборы могут послужить сменой «провайдера» Виктора Ющенко, вследствие чего гарантом его переизбрания на второй срок станет Партия регионов.

— Не вижу развития ситуации в таком направлении. Мы с самого начала — когда Виктор Янукович еще на президентских выборах в 2004-м согласился на третий тур — находимся в атмосфере ультиматума: «Если нет — завтра война!» И на досрочные выборы в Раду мы согласились, чтобы не допустить этого. Я находился в Генпрокуратуре в часы известных событий. И могу твердо сказать: за ночь там было как минимум три ситуации, когда крикни кто-либо — даже не обязательно со стороны участников противостояния, а просто посторонний в коридоре: «Стреляй!» и началась бы пальба! И на том бы уже не остановилось... Опять-таки, ради чего? Ради власти? Ввергать людей в гражданскую войну? Когда я езжу по регионам, многие спрашивают: «Почему вы согласились на досрочные выборы?»

Я тогда говорил и сейчас повторю: ради принципов, по которым меня избрали в парламент, я готов умереть. Под Конституционным Судом, под Генпрокуратурой. Но я не готов повести за собой на это чьих-то детей. И если завтра прольется хоть капля крови, то любой участник этого конфликта, неважно, прав он или не прав — политический труп!

— Извините, что перебиваю, но, коль скоро вы были участником событий в Генпрокуратуре, как, по-вашему, Цушко — герой, как об этом сообщали?

— Я считаю, что он настоящий мужик и достоин большого уважения.

— Спасибо. Давайте теперь вернемся к вопросу о "провайдерстве" Ющенко Партией регионов.

— Такое ощущение, что наш Президент превратился в Нерона, которому все равно, что будет с миром. Победив на прошлых выборах, мы каждый раз протягивали навстречу руку, понимая, что в единой стране политического одноцветья — помаранчевого или бело-голубого — быть не должно, не может быть победивших и проигравших. В ответ губернаторы и главы райадминистраций полностью саботировали решения Кабмина, действуя исключительно из политических резонов по формуле «Чем хуже, тем лучше». Завтра, победив опять, мы снова скажем: «Не может одна часть Украины не учитывать интересы другой». Но, как сказал на партийном съезде Виктор Янукович, мы протягиваем руку, а нам тычут кулак. Посмотрите на лозунги: «Самооборона!», «Реальный шанс убить дракона!»... Тоже мне Ланселот нашелся! Ему нужно больше читать, чтобы не путать произведения. В бытность министром внутренних дел он ведь докладывал, что, мол, первый этап политической зачистки завершен. Служба зачистки! Шариков, а не Ланселот...

— Не любите вы Юрия Луценко...

— В конце марта этого года в газете «Сегодня» вышла статья: после того, как у Луценко провели на квартире обыск и вызвали в Генпрокуратуру, журналист задал ему вопрос: каково чувствовать себя преследуемым после того, как сам преследовал того же Кушнарева? На что Луценко ответил: «Что вы меня сравниваете с этим чмо?!» И этот человек идет первым номером пропрезидентской партии? Я не говорю о том, что Кушнарева любила вся Украина. На похоронах Порошенко стоял и плакал, Червоненко тогда в интервью сказал, что это наука всем политикам: воюя в сессионном зале, мы должны думать о том, что можем потерять друг друга и всем нам нужно заканчивать склоки. Юлии Владимировны не было в стране, но она прислала Андрея Шевченко, который утешал меня, как мог. А Луценко... Даже если Евгений Петрович был его политическим оппонентом, о какой морали и совести можно говорить, если человек способен сказать такое о покойном?

— А напрямую вы не пытались обратиться к Луценко?

— Я призывал его либо опровергнуть напечатанное, либо извиниться. Поверьте, никакой реакции.

— На каком этапе сегодня следствие по гибели Кушнарева?

— На этапе завершения и, насколько я знаю, по ходатайству адвокатов семьи назначена еще одна экспертиза.

— Дмитрий Завальный все еще под подпиской или ему изменили меру пресечения?

— Под подпиской.

— Вы участник той злосчастной охоты, но никогда не давали журналистам комментариев...

— Сама трагедия произошла вне зоны моей видимости. Знаю только, эксперты сделали вывод: пуля выпущена из оружия Завального, и в тело она вошла уже поврежденной, что свидетельствует о рикошете. Но результатов последней экспертизы еще нет. Очень сложно комментировать эту ситуацию, пока следствие не закончено. Я целенаправленно уходил от комментариев, потому что очень много различных спекуляций вокруг этого.

Я сам не могу до сих пор поверить в случившееся. Очень сложно понять умом, что это такая случайность... Честно сказать, как это ни больно, мне было бы морально легче, если бы Кушнарев погиб в бою или его застрелил какой-то там террорист. Но обвинять кого-то?! Писать эти бредовые версии, не имея на это никаких оснований?.. Все эти обвинения, что его чуть ли не свои убили — такой бред! Так можно договориться до многого. Например, говорилось, что были подменены медицинские результаты. А кто подменил? Министр здравовоохранения Поляченко из «Нашей Украины», которому тогда Президент звонил каждые пять минут? Главврач областной больницы — член фракции БЮТ в областном Совете? Или главный областной уролог, тоже из «Нашей Украины», проводивший все реанимационные действия? Но мы же этого не говорим. Я лично был свидетелем, как старались врачи, как Поляченко вместе с нами двое суток не спал, не ел. Страшно, тяжело от одного — что смерть такая роковая и такая бессмысленная.

— Давление на следствие было с чьей-либо стороны?

— Нет.

— В Партии регионов, по вашему, нашлась полноценная замена Кушнареву?

— Мне сложно отвечать на этот вопрос, потому что я с одной стороны понимаю — незаменимых людей нет и жизнь продолжается, — а с другой, долго находясь рядом с этим человеком и оказавшись политиком только благодаря ему, — не вижу такой замены. Дело в том, что это была настолько яркая личность, он охватывал такой огромный спектр работы, что, наверное, в партии на какое-то время пришло успокоение: идеологическое направление полностью «закрывает» Кушнарев. И все, туда даже смотреть нечего. Через призму личных отношений, для меня это незаменимая потеря.

— Насколько вы были близки?

— Перед той самой злосчастной охотой мы ехали из Киева, я рассказал Евгению Петровичу о беременности жены и пригласил быть крестным отцом. 21 августа у меня родился сын, он будет носить его имя, я назвал его Женей.

— А кто будет крестными родителями?

— Крестным отцом будет Михаил Добкин, а мамой Давыдова Людмила Ивановна - ближайший соратник и гражданская жена Евгения Кушнарева.

— Как после смерти Кушнарева у вас сложились отношения с лидером партии?

— Виктор Федорович прямо на похоронах подошел ко мне и сказал: «Не переживай, ты не остаешься один, ты с нами». Он отнесся по-отечески, и я ему очень благодарен за доверительные отношения. Я ведь пришел в Партию регионов с партией «Новая демократия» вместе с Евгением Петровичем, и у меня нет багажа собственных отношений с нынешними однопартийцами.

— Скажите, Калашникова из списков Партии регионов действительно вычеркнули из-за скандала с журналистами, или на то были иные причины? А то что-то мне не верится...

— Нет, действительно только из-за этого скандала. Дело в том, что каждый человек имеет право на ошибку. Он может в горячке не сдержаться (и со мной такое бывало на сессии облсовета). Но у человека всегда есть возможность выйти из ситуации достойно (это касается и Юрия Луценко, кстати). К сожалению, Калашников не захотел воспользоваться такой возможностью, он, что называется, «уперся»: это фальсификация, это провокация... А из-за такого случая начал страдать политческий имидж партии. Хотя, принеся извинения, Калашников показал бы только свою силу, а не слабость. В конце-то концов, он же не в честном бою дрался с тремя «амбалами»!

// www.4post.com.ua