В. Яцуба: Регионами должен управлять Кабмин

Министр регионального развития и строительства Владимир Яцуба пояснил, почему и как правительство будет перетягивать на себя полномочия по региональной политике, рассказал о перспективах строительства высотного жилья в Украине, отношениях регионов с государственным бюджетом и ковбойских шляпах, производимых в Китае.


— Правда ли, что одна из основных целей создания вашего министерства — отобрать функции региональной политики у секретариата президента?

— Мне одновременно легко и сложно об этом говорить, поскольку в свое время именно я создавал в администрации президента (Леонида Кучмы) структуру по работе с регионами. В то время усиленные полномочия президента по работе с регионами были оправданы.

— А сейчас?

— Сегодня, когда функции Кабинета министров должны отвечать требованиям новой законодательной базы, региональным развитием в широком смысле этого слова должно заниматься правительство, с активным участием нашего министерства.

— В свое время, при Кучме, вас критиковали за узурпацию кадровых вопросов…

— Леонид Кучма никогда не подписывал указ о назначении, пока документы не будут завизированы в Кабмине. Бывали случаи, когда я по поручению Кучмы согласовывал с премьером те или иные вопросы. Такая процедура согласования была и при премьере Ющенко. Мне часто задают вопрос, правда ли, что при Кучме администрация президента была вторым правительством. Я отвечаю: не вторым, а первым. Сегодня же, если сравнить правительство 90-х с правительством 2007 г., можно увидеть большую разницу. Министерства выросли, обновились кадры. Полностью отлажены механизмы принятия решений.

— Вам поручено заниматься региональными кадрами...

— Я пока кадрами не занимаюсь. Их назначают без Кабмина. А в последнее время никого вообще не назначают и не увольняют. Сейчас около 80 кадровых представлений находятся в секретариате президента, столько же — в секретариате Кабмина. За три года работы в АП я подготовил на снятие с должности 500 глав районов, и никто не подавал в суд, потому что снимали за дело. Сегодня этими вопросами должны заниматься главное управление госслужбы и отдельное подразделение в Кабмине. Однако все происходит по-другому, и никто не возмущается, что из-за отдельных чиновников секретариата президента правительство не может решать кадровые вопросы.


— А почему так происходит?

— Есть установка: эту тему не трогать. Ответ равносилен тому, почему к нам не едут иностранные консультанты советовать, как выйти из политического кризиса. Они говорят: разбирайтесь сами.

— Насколько, по вашему мнению, личные характеристики регионального лидера влияют на развитие региона?

— На 80%. Политико-организационная подготовка руководителя, его умение оперативно принимать решения имеют колоссальное значение. Я хорошо это понимаю, поскольку сам руководил Днепропетровской областью. И совершенно четко представляю, чтобы было бы, если бы я пришел на эту должность без того багажа знаний и опыта, которые я получил, работая с известными личностями и в администрации президента (с Леонидом Кучмой.— Авт.), и в Кабинете министров (с Виктором Януковичем.— Авт.).

— В таком случае, как вы можете оценить профессиональную подготовку сегодняшних глав администраций областей?

— Я просто не понимаю президента, который назначает на такие посты людей, не то что не имеющих опыта работы в регионе, а вообще далеких от государственной службы и не обладающих способностями управлять такими большими коллективами и территориями. Как сержанту можно поручить управлять дивизией?

— У вас замечания к кому-то конкретно?

— Есть у меня замечания к конкретным личностям. Однако я акцентирую внимание на том, что от таких горе-руководителей страдают люди. Если, например, говорить о субвенциях, то руководители некоторых областей не смогли даже организовать работу по подготовке документов на получение средств для развития региона. Мы с боем выбивали документацию по некоторым объектам.

— И все же, если бы у вас была возможность провести кадровую ротацию по регионам прямо сейчас, на какие области вы обратили бы внимание?

— Это запрещенный прием… Я бы убрал всех непрофессионалов. Они всем известны — как в Кабмине, так и в секретариате президента. Есть люди, которых назначили, глядя в потолок.

— Это как?

— Спросили: «Будешь воровать или нет?». Он гордо ответил отрицательно, за что и получил должность. Всех таких честных нужно убрать.

— 80% из губернаторов — представители оранжевой власти. Усложняется ли из-за этого ваша работа с регионами?

— Я не делю губернаторов на оранжевых и голубых. Практически все менеджеры в государственном обороте давно и так или иначе мне известны. Поэтому я хорошо знаю, кто чего стоит. Ну что можно плохого сказать о той же Вере Ульянченко (глава администрации Киевской области), если она — подготовленный специалист? Либо руководитель Полтавской области Валерий Асадчев, прошедший школу бюджетного комитета парламента. Мне не нравятся его политические взгляды, и я могу с ним спорить на эту тему, но я не могу сказать, что он не по праву занимает должность главы обладминистрации.

— Случается, что регионы не успевают получать положенные им средства, в результате чего они переходят на следующий год. В чем причина?

— Есть ложное представление о том, что Госказначейство на пару с Минфином — лежачий мешок с деньгами, вытрусить из которого медяки очень сложно. На самом деле деньги в мешке появляются как итог экономической деятельности страны, от налоговых и таможенных поступлений в госбюджет. То есть средства постоянно находятся в обороте, и для того, чтобы они появились, предприятиям нужно поработать определенное время. Минфин по результатам работы отраслей выстраивает график финансирования регионов. Первые месяцы года мы, к сожалению, раскачиваемся, настраиваемся. Как правило, благодатный финансовый период приходится на осень: основная масса средств поступает от уборки урожая, от итогов работы производства и т. д. Поэтому руководителю важно так организовать работу, чтобы освоить все средства, и неважно, на какой квартал (третий или четвертый) они приходятся.

— Как вы относитесь к идее целевого планирования средств?

— Хороший метод, вот только для того, чтобы его внедрить, сначала нужно перестроить всю систему бюджетного финансирования.

— Как вы намерены это делать?

— Уже в следующем году мы должны организовать процедуру утверждения планов социально-экономического развития областей. С руководителями будут заключены соответствующие договоры, и под конкретные планы будут заложены субвенции, не на один год, а на пять лет. Таким образом, мы сможем сосредоточиться на крупных, бюджетообразующих объектах. Все те заявки областей, которые сейчас у меня находятся, раздроблены по разным предприятиям и не только не решают проблему, а даже несут в себе угрозу махинаций.

— Например?

— Строители всегда найдут способ, как взять побольше, особенно если объект строится не один год. Случается, что подрядчик умышленно растягивает процесс строительства лет на 10. Дробя сметную стоимость объекта, компания спекулянтов обеспечивает себе безбедное существование на долгий период.

— Удалось ли вам окончательно разделить полномочия между Министерством регионального развития и строительства и Министерством по вопросам ЖКХ?

— Да здесь и делить-то нечего было. Поскольку два министерства были слиты искусственно, они безболезненно разделились. Внутри министерства специалисты четко знали, кто занимается вопросами строительства, а кто — жилищно-коммунальными проблемами. Последние ушли в другое министерство. Мы разделили по функциональному признаку предприятия, институты, общие структуры министерства, такие как хозяйственные, юридические, финансовые и кадровые подразделения. Каждое министерство имеет свои здания.

— Как вы поделили бюджет?

— Тоже без проблем, по функциональному признаку. Однако у нас есть внутренняя проблема. Численность министерства составляет 304 человека, и нам не хватает средств на содержание такого аппарата. Однако, я думаю, мы с Минфином эти вопросы решим.

— Верховная Рада приняла законопроект, по которому все функции по выдаче разрешений в сфере строительства будут сосредоточены в ваших руках. У кого вы собираетесь отстегнуть полномочия?

— Я ничего не собираюсь отстегивать. Я хочу сформировать единую, понятную любому инвестору политику в сфере выдачи разрешений. Ситуация беспредела в каждом регионе уже перезрела. Везде свои порядки, нормы поведения, суммы взяток, в зависимости от цены на недвижимость. Совковый принцип — смотреть на инвестора как на врага народа, называть инвесторов олигархами, грабителями народных средств. Поскольку сегодня в обществе произошли необратимые изменения, такая идеология абсурдна по своей сути. Люди, которые вкладывают средства, должны получать нормальные, регламентные процедуры, позволяющие им быстро развивать страну. Они должны быть защищены от недобросовестных чиновников, которые вредят бизнесу, а значит — народу и государству в целом.

— Когда, по вашему мнению, в стране будет возможно строительство высотного жилья?

— Почему возможно? Оно существует. Бывший Госстрой выдал разрешения на строительство 44 высотных объектов, половина из которых в работе. Первые экспериментальные высотные дома уже построены в Киеве и Днепропетровске. Правда, не всегда лучшим образом, так как не на всех объектах были решены инженерные проблемы. Первоочередная проблема — подача воды.

Высотное строительство, новые нормы термического сопротивления наружных ограждающих конструкций, высокие темпы строительства потребовали новых технологий. Здесь образно хочу сказать, что каждому фрукту свой сезон. Это относится и к строительству. Например, в советское время широко использовалась мокрая штукатурка, и только спустя годы появилась сухая, которая позволила существенно облегчить работу строителей, дать новое качество отделываемых поверхностей. Вот вам яркий пример, почему следует развивать новые технологии, которые важны не только для строительной отрасли, но и для других сфер экономики.

— Еще одна из ваших функций — выделение субсидий и дотаций регионам. Мэры городов настаивают на том, чтобы государство оставляло им 50% от заработанного. Как вы к этому относитесь?

— Я слышал подобные предложения, в том числе и от мэра Львова. Он, наверное, не знает, что Львовская область на 75% — дотационная. Если Львов может прожить на 50% средств, то что будут делать малые города и районные центры области, если каждому оставить 50% от заработанного? Вот, например, Донецкая, Днепропетровская, Харьковская, Запорожская и Киевская области, если им оставить 50% их доходной части, будут жить, как коты в масле. А как быть остальным 22-м дотационным областям? Например, та же Волынь получает 180%. А Ровенская область обеспечивает себя только на 32%.

— Минфин разработал концепцию по реформированию местных бюджетов. Как вы можете оценить этот документ?

— Мы внесли в него два замечания.

— Какие именно?

— Первое — предложили прописать механизм создания стимулов для дотационных областей.

— Что это за механизм?

— Дотационным областям не стоит ждать, сколько же им дадут в ответ на повествования о нищенском положении. Каждый год таким регионам нужно добавлять определенную долю от бюджета страны в зависимости от результатов деятельности в предыдущем году. То есть должен быть такой механизм, который бы заинтересовывал экономику регионов.

— Сработает ли?

— Уже сработало. В 2003 г. первый вице-премьер Николай Азаров вместе с руководителями трех областей провел эксперимент, суть которого заключается в следующем: кто перевыполнит доходную часть бюджета на 5%, тому остается половина заработанных денег. В то время по итогам эксперимента Днепропетровская область получила 109 млн. грн. Мы за эти деньги построили три школы, в 34 самых убогих школах поменяли оконные заполнения и еще 1,5 млн. направили на кредиты врачам и учителям, работающим в районах, на приобретение жилья.

— Какая вторая правка к концепции?

— Мы предложили долю от доходной части бюджета, которая остается в регионах, все время увеличивать. Эти две поправки позволяют постепенно вывести области из перманентной депрессии. Болезнь областей не может длиться вечно, депрессии украинских регионов уже восемь лет. Причем есть регионы, в которых доля своих средств сокращается, то есть область работает на проедание. Лозунг «Сильные регионы — сильная страна» не вяжется с нашими бюджетными отношениями. Только шесть регионов страны — доноры, которым каждый год увеличивают планы поступлений, тем самым постепенно вымывая из них оборотные средства. Что интересно, анализ ситуации в отдельных областях дает уникальный результат. Во время поездки премьер-министра Виктора Федоровича Януковича в Черновицкую область мы выяснили, что ежегодно только в Черновцах на депозитные счета местных банков граждане кладут $70 млн. И это — депрессивный регион? Спрашивается: откуда средства?

— Как вариант — деньги, привезенные из-за рубежа.

— Возможно. Однако я не исключаю, что частично это деньги, по которым не уплачены налоги. И еще одна интересная ситуация: за 2 тыс. грн. в месяц в Черновцах строителем никто не хочет работать. На такую работу приезжают устраиваться из Харьковской и Донецкой областей.

Это не может длиться вечно. Те же свободные экономические зоны появились не просто так. СЭЗ — известный в мире механизм, позволяющий принимать радикальные решения по развитию тех регионов, которые по тем или иным причинам попали в разряд реципиентов.

— По вашему мнению, насколько целесообразно существование СЭЗ в украинской экономике?

— Я видел развитие таких регионов в Шанхае — результаты впечатляют! Китайцы развивают регион и проводят экспансию инвестиций за рубеж. Таким образом Китай захватил рынок в США. Теперь на американских рынках купить текстиль без бренда China невозможно. Даже ковбойские шляпы производят в Китае — я это видел своими глазами. Главный принцип наших СЭЗ должен состоять в их ориентации на экспорт. Второе — это высокие технологии. С чем мы пойдем в Европу? Скажите, какой из товаров промышленного или народного потребления сегодня конкурентоспособен на европейском рынке? Кроме продукции химической отрасли и металлургии, у нас ничего нет. Это как в гости ходить: как посмотрят на тебя, если ты появишься на светском вечере в грязном и дешевом костюме? А?

— Косо.

— Вот так и на нас будут смотреть на какой-нибудь международной выставке. Поэтому вывод о целесообразности существования СЭЗ в нашей стране делайте сами.

По материалам издания «Экономические Известия».



Справка «Дозора»:
Владимир Григорьевич Яцуба родился 1 июля 1947 года в Днепропетровске.
В 1970-м окончил Днепропетровский металлургический институт. Специальность — металлургия черных металлов.
С 1972 года работал на Днепропетровском металлургическом заводе имени Коминтерна — мастером, старшим мастером, первым заместителем начальника цеха.
1990-1994 годы — народный депутат Украины.
1994-1995 — руководитель управления по вопросам регионов администрации президента Украины, первый заместитель главы АП.
1998-2003 — первый заместитель министра Кабинета министров, государственный секретарь Кабинета министров Украины.
2003-2004 — глава Днепропетровской областной государственной администрации.
2006 — советник премьер-министра Виктора Януковича.
С 21 марта 2007 года — министр регионального развития и строительства.