Ростислав Касьяненко

Основатель медиа-группы «Дозоры» (2006), шеф-редактор проекта «Восточный Дозор», продюсер Международной Интернет-Премии PROpeller Digital, председатель Оргкомитетов YALTA Digital Forum и Karpaty Digital Forum  

17.10.2017

Политтехнологи vs. наблюдатели: спор Олега Медведева с Мустафой Найемом

Не все, кто 17 октября придет к ВР, точно знают, в чем состоит БПР (не путать с БПП): Большая Политическая Реформа.

Всего требований три: внесение Президентом в парламент законопроектов о выборах (#1068-2, без мажоритарки, с открытыми списками) и Антикоррупционном суде (#6011), а также лишении народных избранников депутатской неприкосновенности (#6773).

Как утверждают те, кого принято считать "новыми лицами" этого парламента (или "новыми силами") - например, Мустафа Найем или Сергей Лещенко, если бы Порошенко определил данные законопроекты, как неотложные, а коалиция за них проголосовала, это не выглядело бы, как слабость власти, но как готовность ее (в лице, в первую очередь, Пётра Алексеевича) идти на диалог с гражданским обществом.

Все остальное - от лукавого или "рассказы  для лохов", считают представители "новых сил".

Выборы по "открытым спискам", в принципе, - это личное обещание Петра Порошенко как кандидата в Президенты.

"Покажите хоть какую-то его инициативу за три года?", - просит Найем порохоботов, комментируя свой сегодняшний  пост.

Судя по мерам безопасности в правительственном квартале и уровне тревоги отдельных представителей власти, Президент решил не идти на компромисс относительно требований организаторов акции 17 октября, пишет Мустафа. Он считает это "неверным решением, продиктованным страхом проявить слабость" и истерикой вокруг самой акции.

"Остановить эту панику может сам глава государства и его окружение. Для этого не нужно нарушать никакие принципы или закон. Регламент и процедуры позволяют достойно выйти из ситуации, сохранив лицо. Мы не требуем ничего невозможного. Все наши требования – это предвыборные обещания самого президента и политических сил в парламенте. Необходимы только воля и готовность", - утверждает Найем, автор поста в Фейсбуке, который собрал Второй Майдан.

В заочную полемику с ним вступил советник действующего Президента Олег Медведев: "Вы требуете то, на что Президент и так согласился. Как старый политтехонлог со стажем в возраст некоторых молодых политиков, скажу, что молодые в демагогии не остают от ветеранов".

Он не разделяет мнение бывшего коллеги (как и М.Найем, долгое время О.Медведев работал журналистом) о нежелании Президента идти на компромис относительно требований акции 17 октября.

"Это после того, как Порошенко заявил о создании Антикоррупционного суда? А за неприкосновенность он вам еще и спасибо скажет. А вы еще, как 300 нарисуются, еше и против будете...", - подначил Найема политтехнолог.

Татьяна Попова, которая добровольно ушла в отставку с поста заместителя министра информполитики чуть больше года назад, по этому поводу иронизирует, что один из этих законов не выносится в Раду "уже года 3, второй - года 2, а то, что антикоррупционные палаты не пройдут, было известно уже год назад".

В свою очередь, Мустафа парировал, что команда Порошенко не слышит "голос разума", подобно команде его предшественника.

"Президент заявил об Антикорсуде после того, как на него полгода давило все граждансоке общество, международные партнеры и Венецианская комиссия. Сухой остаток - закона от него нет, хотя решению комиссии - уже больше двух недель. По неприкосновенности - закон лежит в Раде, а президент зачем-то решил поиграться с депутатами и пообещал до 2020 года оставить как есть. Сухой остаток - закон блокируется", - резюмирует народный депутат.

Большинство комментаторов сходится во мнении, что "Президент мог бы быть абсолютным победителем в этой истории, если бы все три закона ВР приняла бы еще на последнем заседании".