Ростислав Касьяненко

Основатель медиа-группы «Дозоры» (2006), шеф-редактор проекта «Восточный Дозор», продюсер Международной Интернет-Премии PROpeller Digital, председатель Оргкомитетов YALTA Digital Forum и Karpaty Digital Forum  

14.10.2016

«Шли по морю до рыбхоза…» - Олег Ширяев об операции в Широкино

В День защитника Украины – говорим с майором Олегом Ширяевым, главой харьковского ЦК «Азов» и «Восточный Корпус», бывшим командиром роты особого назначения «Восточный Корпус» о боях в Широкино и Гранитном.

Начнем с самого начала. Это правда, что лидер харьковских националистов родился в России? А отец у него служил в легендарном Кронштадте?

Сущая правда. Родня моя с Харьковской области, но сам я родился в России. Отец был моряком и служил в мореходке в мятежном Кронштадте. Кстати, ты знал, что город прославился своим инакомыслием не только в 1905-м, когда матросы с солдатами ограничились погромами магазинов и винных складов и разошлись по домам?

Спустя 16 лет прямо под боком города трех российских революций на выборах в местные советы не прошли члены большевистской партии. Это событие было квалифицировано в Москве как «Кронштадтский мятеж». В марте а 1921 года войска Тухачевского начали обстреливать Кронштадт, бескровно восставший против большевиков. Среди требований восставших: обеспечение свободных перевыборов Советов, свобода слова и печати для рабочих и крестьян, свобода собраний и профсоюзов, освобождение политзаключённых, реализация лозунга «землю - крестьянам», разрешение кустарного производства собственным трудом.

Через 10 дней, благодаря применению тактики расстрела не желающих принимать участие в штурме восставшего города заградительными отрядами и стягиванию большого количества правительственных войск, большевикам удалось подавить восстание. А затем устроить резню, жертвами которой стали не только матросы и солдаты гарнизона, но и безоружное гражданское население.

К расстрелу были приговорены более 2 тысяч человек, к различным срокам заключения – 6.5 тысяч. Тем не менее, это восстание заставило Ленина перейти к Новой экономической политике (НЭП) и отменить практику военного коммунизма.

Прямо задавил интеллектом. Ты историю, наверное, в университете учил?

Нет, это Билецкий [Андрей, лидер Азовского движения и  командира полка «Азов» – Ред.] истфак университета Каразина заканчивал – с отличием, между прочим. Дипломная работа у него, кстати, была посвящена деятельности Украинской Повстанческой Армии.  

Я, когда вернулся с родителями в Украину, сначала учился в школе в Люботине, занимался борьбой. Потом поступил на инжек – ХНЭУ им. Семена Кузнеца. По окончании университета в 2008 году призвался на срочную службу. Демобилизовавшись из армии, начал работать по профилю - в государственном банке. Руководил отделением в Укрэксимбанке. Параллельно, с 2007 года, состоял в организации «Патриот Украины».

Про историю «Патриота» уже рассказано немало. А когда возник «Восточный корпус»?

После разгрома штаб-квартиры пророссийской шовинистической организации «Оплот» и освобождения ХОГА в конце февраля 2014-го Андрей поехал общаться с Ярошем. Мы все, в принципе, изначально соотносили себя с «Правым сектором».

«Схiдный корпус» мы создали 16 марта. Сами тренировались, за свои деньги покупали экипировку и все обмундирование.

Если проводить параллели, вначале это было похоже на отряд территориальной обороны?

Ну, да. Все служили в армии, в отряде было очень много спортсменов, выходцев из «околофутбола» [ультрас ФК «Металлист» – Ред.].

Ну, дальше ты знаешь – били и коммунистов, и «оплотовцев», пока осенью 2014 года не было принято решение о создании добробата из числа наших активистов. Нас было 50 человек плюс «нелегалы», которые еще не оформились. Много людей перешло из других батальонов, тогда как раз посыпалась «Слобожанщина». На всех при этом была одна «помпа» и два ПМ, вот и все оружие. Боеприпасов, как таковых, не было. 

Вас же не сразу отправили в АТО?

Сначала мы прошли боевую подготовку в Писаревке, под Харьковом, на базе спецназа Национальной гвардии. Нас тогда тренировали инструктора и преподаватели Академии Нацгвардии. Было все: практические занятия по топографии, ориентирование, передвижение, военное слаживание, разведка, досмотры, стрельбы, в том числе, и ночные. После этого, в январе числа так 14-го, нас отправили в сектор «М» в подчинение «Азову», который тогда уже был в составе Национальной гвардии. Базировались мы в Мариуполе.

Какие были первые ощущения от зоны АТО?

В тот момент шли жестокие бои в районе Дебальцево. Ранее, в ноябре 14-го, у наших побратимов по азовскому движению из батальона «Полтава» там погибли два бойца, еще один был тяжело ранен. 1 февраля в боях погиб командир батальона имени Джохара Дудаева Иса Мунаев, чеченец, комендант Грозного во Второй Чеченской войне, которого я очень уважал. Когда война забирает человека такого уровня и таких масштабов, боевого командира и настоящего воина, понимаешь, что тебе противостоит сильный и жестокий враг.

24 января артиллерия противника обстреляла микрорайон «Восточный», в результате которого погиб 31 житель Мариуполя, более 100 человек были ранены. Лидеры ДНР объявили о начале наступления повстанцев на город. Само собой, никто никуда не наступал, кишка у них тонка. С нашей стороны, напротив, началась подготовка Широкинской операции – первого за несколько месяцев наступления Вооруженных сил Украины.

Фоном для всех ваших билл-бордов ко Дню защитника Украины служит колоритное фото бойцов «Азова» и «Восточного корпуса» под дорожным указателем «Широкино»…

Да, это оттуда. Целью наступления, с одной стороны, было отвлечь часть сил противника с Дебальцево. С другой стороны, за Мариуполем после первого Минского соглашения о перемирии начиналась «серая зона». Нам предстояло ее пройти, поскольку в любой момент эти отморозки могли вновь обстрелять прифронтовой город. 

Бойцы «Азова», «Восточного корпуса» и роты «Берта», созданной из добровольцев с Запорожской области, зашли в Широкино.  Мы шли без артиллерии - нам пообещали поддержку ВСУ, но в итоге никакой поддержки ни в первый, ни во второй день не было. В тот момент в «Азове» было три танка и пять «трофейных» минометов – на этом и держались.

Там была высота, которую занял взвод, которым командовал непосредственно Андрей Билецкий. Второй взвод занял рубеж на въезде, слева от Широкино. Там и сфотографировались.

Мы шли вдоль моря, дошли до рыбхоза – это был конец Широкино. Дальше был блокпост. С нами были грузины – отважные люди, которые приехали помогать нам в этой войне. Наш танк разнес этот блокпост, просто сравнял его с землей. Это был стык между нейтральной территорией и первой линией их укрепрайона, который был где-то в ста, где-то в трехстах метрах. Враг постоянно работал артиллерией, подтягивал танки. Мы отбивались. То есть, 10-го мы зашли в Широкино и пять дней его удерживали. В это время в Минске заключили второе перемирие.

И что, война для вас после этого закончилась?

В соответствии с Минским меморандумом, 14 февраля главарь самопровозглашенной ДНР Захарченко подписал Указ о режиме прекращения огня на Донбассе. А в ночь на 15 февраля в результате обстрела террористами украинских позиций из гранатомета был убит «Казак» - боец полка «Азов», одессит Вячеслав Кирилов. Погиб геройски, пытаясь вытащить из под обстрела своего раненого товарища «Физрука».

В этот же день в бою за Широкино погиб «Чемпион» - командир артвзвода «Азова» Владимир Радионов. Всего в результате широкинской операции за эти 5 дней погибли 7 «азовцев» и 50 получили ранения. У «Схидного Корпуса», к счастью, обошлось без «двухсотых» - 8 бойцов, попав под артобстрел, получили контузии. Трое уехали в госпиталь, остальные отказались и продолжили воевать вместе со всеми. Потом ротация, отдых и возвращение в Харьков.

Когда вас перебросили в Гранитное?

Мы вернулись в АТО всем составом летом 2015-го, июль-август. Базировались на штольне в Гранитном, это тоже сектор «М». Там идёт линия разграничения. В августе 2015 года Президентом было принято решение оттянуть добробаты МВД на второю-третью линию, а на первую выставить Вооруженные силы Украины. В итоге парни, находясь уже четвертый месяц в АТО, стоят на блокпостах. Признаться, это занятие, мягко говоря, не для воина.

Вы время даром не теряли: весной 2015-го был создан Цивильный корпус «Азов». Каковы его задачи?

Это было стратегическое решение. С одной стороны, очень сложно набирать людей в подразделения МВД: это сложный процесс, большая бюрократия… , люди хотят быть в чем-то полезными, они могут быть помогать тренироваться, создавать какие-то медиа условия. То есть, преодолевать те стереотипы, которые периодически появляются в информационном пространстве.

Наше военное движение оно все как бы участвовало в тех подразделениях. Это полк «Азов», батальон Полтава. Они все боевые, имеют места дислокации, транспорт, экипировку, места для тренировок.

Но сейчас процесс достаточно сложен. Поэтому создали цивильный корпус. Сложно, во-первых, устроить тут людей - даже в Национальную гвардию. Во-вторых, нет понимания по боевым действиям вообще никакого.

В-третьих, нашему боевому потенциалу развиваться все равно не дают, поскольку никому не выгодно укрепление «Азова» - в этом, очевидно, усматривают ряд рисков.

Ты сейчас о большой политике?

Да, это глобальные процессы, в которых мне бы, например, не хотелось участвовать. А цивильный корпус дает свободу действий. Гражданская организация, в которую мы активно набираем людей, сегодня имеет офисы во всех областях Украины.

Одной из ее задач является уничтожение социальных язв на теле Украины – разными способами. Мы, к примеру, плотно взялись за продажу мака и почти победили на этом фронте. Я имею в виду, в том числе, и аптеки, торгующие наркотическими препаратами. Не скажу что мы победили всех барыг, которых ненавидим за то, что они травят наш народ. Но, по крайней мере, мы сделали очень большой взнос в борьбу с этим. На это сейчас и полиция стала обращать внимание.

В отличие от роты «Восточный корпус», в цивильном корпусе вы свободны в выражении своей гражданской позиции, так?

Исповедуя украинский национализм, мы развиваем в Харькове сразу несколько направлений.

Первое – это спорт, у нас четыре спортзала, где ребята занимаются боксом и борьбой. Есть тренажерные залы, где занимается как наш основной состав, так и детские группы. Мы постоянно проводим соревнования по пауэрлифтингу и борьбе, периодически – очень крупный турнир по жиму лежа.

Второе направление – это работа с детскими домами. Мы уделяем этому большое внимание – как говорят, чужих детей не бывает. Ездим к ним, пытаемся заботиться о тех, о ком государство не может заботиться в полной мере.

Третье направление – экологическое. Ведь это будущее, которое останется после нас.

Четвертое – это социальная помощь населению. Мы в Змиёве помогли организовать переправу через речку, в Пересичном освободили пруд и сделали улицу – расширили поезд, вызвали грейдер, помогли за наши средства. Освободили пруд от второго рейдерского захвата в Краснокутске.

Пятое направление – патриотическое воспитание в школах. Инструктора «Азова» принимают в этом непосредственное участие.

А как вы заходите в школы?  

Вначале мы просто находили патриотически настроенных директоров школ, и они приглашали нас сами. Город, область – это не имеет никакого значения. Работаем по всем фронтам. Сейчас, скажем так, нам удалось найти аргументы, благодаря которым глава городского управления образования дала нам «зеленый свет» на военно-патриотическое воспитание школьников.

Что из себя представляет цивильный корпус «Азов» в Харькове?

У меня «на карандаше» сегодня около 600 членов организации. Постоянных – половина: тк, кто регулярно приходит на акции, тренируется в наших залах, принимают участие в мероприятиях. Остальные, кто находится около нашего движения, принимают участие по мере загруженности. Есть также кандидаты на местах, которые общаются с инициативными группами. Существует штаб, куда входят непосредственно люди которые руководят нашей хозяйственной деятельностью, организационными и идеологическими моментами, прессой. Есть глава организации со своими помощниками и заместителями. 

Чем закончилось ваше противостояние с подчиненными Николая Черемухи 9 мая на Пушкинской?

Я скажу, что противостояние с милиций началось не вчера и не в мае, а еще в 2013-м году. Во время Майдана. И оно продолжается для меня по сегодняшний день. Ничего не кончилось. Потому что предавший однажды – предаст дважды и трижды. Эти люди - предатели Украины, их нужно было поголовно выгонять из милиции. Надо было из того потенциала, который был после Майдана, создавать абсолютно новую правоохранительную структуру.

Сейчас идет реформа МВД. Она не закончена. Но если вспомнить исторический пример – реформу полиции в послевоенной Германии, которая также финансировалась госдепом США, то она длилась семь лет. Для того, чтобы убить старые стереотипы и привить какие-то базовые демократические ценности. В той форме, в которой реформа идет сейчас, я не могу сказать, что я в восторге. Она идет не как, как мне хотелось бы. Но я не эксперт, чтобы давать оценки – их даст украинский народ.

«Мусоров» я всегда буду считать «мусорами», невзирая на наличие на платформе МВД добровольческих подразделений. Это мое личное убеждение. Полицейские для меня будут оставаться полицейскими. Я очень надеюсь, что через несколько лет реформа дойдет до логического завершения.

Статус советника губернатора дает возможность участвовать в проектах по территориальной обороне в области?

Формирование системы территориальной обороны – можно сказать, новая веха в нашем развитии. Перед нами поставлена задача сформировать либо доукомплектовать инициативные группы во всех районах области. Перспективные направления: Барвенково, Купянск, Изюм, Шевченково, Волчанск. Есть уже хорошо зарекомендовавшие себя группы и отряды в Дергачах, Мерефе, Валках, Люботине, Золочеве. Сейчас нужно отстраивать структуры в остальных районах. Наши активисты будут непосредственно принимать участие  в решении вопросов, которые возникают на местах.

Те люди, которые пытались сформировать тероборону до этого момента, скажем так,  себя не показали. За два года самолет можно было научиться водить. В итоге Совет по территориальной обороне при губернаторе - это 15 человек. Все они являются общественными активистами. Но если они генералы этого движения, тог где же их армия?

Многие патриотические организации сегодня имеют таких «генералов». Мы же, наоборот, кроме генералов и вождей нашего движения, имеем армию. Это нормально, когда кто-то больше, а кто-то меньше. То, что мы имеем большие планы на территориальную оборону, многих расстраивает. Некоторые понимают, что там, где появляется «Азов», нет места кому-то другому. Все молодое и  новое и развивающееся обычно поглощает старое, инертное и ветхое – таковы реалии, это нормально.

Можно сформулировать современные отношение «Азова» с другими правыми организациями? Я не имею сейчас в виду тех, у кого одни «генералы».

Ты имеешь в виду партию «Свобода», верно? Это 3,14дарасы, которые были у власти при президенте Януковиче. Только в отличие от остальных 3,14дарасов они еще могут кричать «скотиняка» и выводить на митинг десять человек - там будет ровно 12 флагов и 15 палаток. Они имеют ресурс, поскольку имели в своём кармане министров АПК и так далее. За счет этого пытаются опять «стать на колеса». Да, это наши прямые конкуренты.

Говоря о нашей партии, которая создается, я упоминал о военной и социальной составляющей, и так плавно перешел к политической. То, что я являюсь советником губернатора, говорит о том, что я и наше движение готовы брать на себя ответственность. Действительно работать, а не просто вякать в интернете. Не перемывать кому-то кости, разводя в социальных сетях срач в коментах, а разговаривать о конкретных вещах, ставить перед собой и затем выполнять реальные задачи.

Ведь патриоты не являются врагами друг другу – даже те, которые у власти. Мы все исповедуем проукраинскую позицию – здесь несложно находить конструктив. К примеру, мы всегда находили его с Игорем Райниным, поэтому сейчас уже есть реальные плоды нашей работы, их можно посмотреть и «пощупать». Я могу просто сказать: в этой ситуации почет и уважение этому человеку. Аналогично с Юлией Александровной [Светличной, новым губернатором – Ред.] – продолжаем начатое.

 

Если у меня пока нет такого же конструктива с кем-то другим, это значит, что место, время и обстоятельства пока не складываются в нашу пользу, или это люди слова, а не дела. Райнин – человек дела.