Ростислав Касьяненко

Основатель медиа-группы «Дозоры» (2006), шеф-редактор проекта «Восточный Дозор», продюсер Международной Интернет-Премии PROpeller Digital, председатель Оргкомитетов YALTA Digital Forum и Karpaty Digital Forum  

14.09.2016

Оберемок о земле для ветеранов АТО

Руководитель Геокадастра – о самозахватах земли, отношениях с Союзом воинов АТО и «Азовом»

А еще: о  конфликте ветеранов с Луценко, непростых отношениях с главами райадминистраций и поссоветов, землях объединенных громад, переходе своего ведомства из МинАПК в Минрегионстрой и обратно, сельхозинспекциях и бытовом сепаратизме.

Вчера Гражданский корпус «Азов» повесил у вас под Геокадастром интересную вывеску. 
Ну да, пришел «Азов», повесил табличку. Ребята говорят, что в целом удовлетворены работой Геокадастра, но выступают категорически против того, чтобы в его работу вмешивались, скажем так, нечестные на руку лица. Поэтому теперь будут держать руководство ведомства под общественным контролем.

Были основания считать, что участники АТО не получат землю, которую им пообещали этим летом?
Ну, скажем так, к этому возможно оно и шло, в связи с тем, что Союз ветеранов АТО обратился ко мне с вопросом после встречи с Виталием Луценко до его восстановления в должности по суду. По словам представителей Союза, Луценко дал им понять, что он против получения участниками АТО в определенных местах земли, поскольку у него там есть свои интересы. Он предложил им просить землю «в другом месте» и сказал, что без его согласия они ничего на Солоницевке не получат.

Я пару месяцев назад уже комментировал эту ситуацию журналистам. Могу повториться: все вопросы с выделением этих и других земельных участков для ветеранов АТО решаются и будут решаться в штатном режиме. Вне зависимости от того, кто, что и где сказал. Мы землю под них зарезервировали, и она будет отведена нашим воинам.

Процесс оформления уже начался?
Да, участники АТО уже получили первый приказ. После этого землеустроительная организация сделала съемку. Произошла жеребьевка, чтобы все было прозрачно – каждый вытянул свой номерок. Уполномоченная организация им уже делает процесс отвода.

Я так понимаю, раз человек, не находясь на должности, пытался вставлять палки в колеса, или какие-то раньше с ними диалоги вел, то когда он месяц назад вернул себе через суд должность заместителя председателя областного Геокадастра, ребят это обеспокоило. Может, их испугало, что он будет использовать давление на территориальные органы района, чтобы они не помогали Союзу ветеранов АТО. Но пока идет все по плану.

Землю получают члены семей воинов АТО каких районов?
Большая часть участников антитеррористической операции – с харьковской пропиской. Поэтому, если говорить о будущих садовых товариществах для участников АТО, за основу берутся Харьковский и Дергачевский районы – они расположены вокруг города Харькова.

В Солоницевке это в основном Песочин: они соседи территориально. В Песочине у нас около 200 ветеранов АТО. Как вы понимаете, в самом населенном пункте тяжеловато с такой площадью. Поэтому нашли массив со стороны Солоницевки - на территории Дергачевского района. Получилось примерно 30% участков - для жителей этого района и 70% - для жителей Песочина. Заявления еще около ста человек из Песочина пока не удовлетворены, мы над этим работаем. Но половина участников АТО получит землю уже в ближайшее время.

А в других районах насколько активно сейчас выделяют землю?
У нас также есть еще садовые товарищества в Змиевском, Печенежском и Чугуевском районах – в Малиновке вообще самое большое: больше 300 участков. Это самый рекордный район по количеству участников АТО.

Эти районы были взяты за основу, потому что они находятся вблизи от города – для харьковчан это удобно. Плюс рядом везде вода, лес, поселки рядом. На данный момент у нас уже 13 садовых товариществ для участников АТО, 5 из них находятся в Харьковском районе. Конечно, там где земля под «личное сельское хозяйство» (ОСГ) в размере 2 гектар – это в основном сельские районы. На первом месте у нас Лозовая, где чуть больше 100 человек получили по 2 га под ОСГ. На втором месте – Близнюки, там 98 человек. И на третьем месте Змиев, там 90 человек. Да, недавно была жеребьевка в Волчанском и Изюмском районах.

Те, кто не вступает в Союз ветеранов АТО или в товарищества, то с ними ведут работу точечно в каждом районе наши территориальные отделы. Мы взаимодействуем с районными администрациями – люди на месте непосредственно разбираются по месту жительства.

Как обстоят дела с выделением земли участникам АТО в других областях Украины?
Мы в лидерах, это абсолютно точно. По состоянию на начало сентября в Харьковской области было чуть больше 3-х тысяч обращений участников АТО, при этом более 2800 из них были удовлетворены. Отказов у нас лишь 186 – в основном это накладка на чужие земли. Как правило, это когда воины не вступают в общественные объединения или организации и не идут в территориальные органы, а самостоятельно заходят в интернет, ищут на кадастровой карте подходящий им участок и присылают заявление по почте. То есть, пускают вопрос на самотек, поскольку эта информация не проверена.

Союз воинов АТО — это самая большая из общественных организаций, которая ведет такую работу в этом направлении. Еще кто-то есть?
Есть еще Общество ветеранов АТО. У пограничников есть свое объединение — Харьковский союз приграничников – учасников АТО. Кроме того, есть Всеукраинский союз ветеранов АТО, где в Харьковском округе - Александр Захаренко председатель.

А как вы взаимодействуете с областной администрацией, с районными администрациями?
Игорь Львович всегда уделял этому вопросу большое внимание и сейчас все сохраняется. Почти на всех собраниях Союза ветеранов АТО у губернатора и всех жеребьевках я участвовал лично. Когда при областном управлении Геокадастра в декабре 2015-го была создана рабочая группа, я стал замом ее формального руководителя. Тогда обязанности главы облуправления исполнял Саранча Василий Иванович. У нас было четкое взаимопонимание: кто за что отвечает. Я снял с него такой специфический объём работы, как участники АТО.

Так что с областной администрацией мы в постоянном контакте, регулярно проходят совещания совместно с общественными организациями.

Была такая не совсем приятная ситуация в Мерефе, еще до образования Объединенной территориальной громады. Когда ветеранам предложили выбирать «хоть на болоте, пока есть».
По Мерефе это было в границах населенного пункта, то есть, это местная власть. Наоборот, с нашей стороны представителям гражданского корпуса «Азов», которые разбирались с этой ситуацией, летом было предложено несколько вариантов. Все они отрабатывались совместно с руководством Харьковского района.


Все местные власти, кстати, идут навстречу ветеранам? Ведь в Мерефе их отправляли «в болото», поскольку свободной земли в границах города физически не было…
Ну, это вопрос, который лежит исключительно в плоскости взаимопонимания и здравого смысла. Допустим, у Песочина своей земли тоже нет. Однако это не помешало их поселковому голове Олегу Чернобаю к нам приехать со списком песочинских участников АТО. Человека просто этот вопрос волновал, и он приехал. Мы поговорили, нашли с ним понимание и уже наполовину решили эту проблему за счет земель резерва, которыми распоряжается Геокадастр.

На что может претендовать участник АТО, кроме 12-ти соток земли под садоводство и 10-ти соток под дачное строительство?
Это право имеет каждый гражданин Украины. Просто у участников антитеррористической операции оно — первоочередное. Кроме вышеназванного, это 1 сотка — под гараж, 10-25 соток (в зависимости от населенного пункта) — под индивидуальное строительство дома и 2 гектаров под ведение индивидуального сельского хозяйства (ОСГ). То есть, у земельных участков, которые могут получить в пользование граждане Украины, всего пять целевых назначений. Из них за два — сад и ОСГ — это наша компетенция, землю под гараж и индивидуальное строительство выдают местные советы, а дачное строительство — это в основном рекреационные земли районных  администраций, которые имеют право выделить под это до 10 соток.

Расскажите о себе. Как давно работаете в областном управлении?
Я пришел в мае 2014-го. Моя первая должность называлась «заведующий сектором». А с конца августа я уже был заместителем начальника управления. Вместе с приказом, которым меня утвердили в этой должности, я стал исполняющим обязанности начальника.

После реорганизации ведомства я принял новую структуру —Госгеокадастр, где тоже был исполняющим обязанности. Ну, а уже после конкурса был назначен начальником, потом в сентябре ушел, и с 1 июля 2016 года вернулся на должность начальника. Все это время я продолжал работать в управлении на общественных началах, занявшись отработкой схемы выделения земли участникам АТО с общественными объединениями. Я принял решение делать все централизованно, потому что точечное выделение участков отвлекало гораздо больше ресурсов управления.

2 сентября в Одессе прошла презентация системы электронных земельных аукционов, позволяющей проводить торги параллельно с обычными аукционами. Когда Харьков начнет использовать такой опыт?
Как правило, выбирается одна пилотная область, чтобы протестировать процедуру и не сорвать работу ведомства в целом. Это была еще задумка экс-руководителя Госгеокадастра, нынешнего первого зама министра АПК Максима Петровича Мартынюка. Он изначально хотел вывести все на электронные торги, чтобы к нашему управлению было меньше претензий. К сожалению, если где-то есть слово «земля», козлом отпущения почему-то стараются сделать нас, часто называя на старый лад — «земельными ресурсами».

В июле этого года Минрегион передал полномочия по формированию политики в сфере земельных отношений Министерству агрополитики. Это решение правительства внесло серьезные изменения в ряд документов, регулирующих земельные отношения в Украине…
Ну, по большому счету, нас просто вернули. Ведь раньше мы все время работали в системе АПК.

"Госгеокадастр в виде отдельного центрального органа исполнительной власти в Украине, громоздкого и с широким кругом полномочий, не нужен. Его функции должны заключаться исключительно в ведении земельного кадастра", - гласило сообщение о реформировании Вашего ведомства.
 Согласны с этим?








Мы не были отдельной структурой. Два года назад, сразу после выборов в Верховную Раду нас постановлением Кабмина просто переподчинили в Минрегионстрой. А теперь «вернули оттуда, где взяли». Логику МинАПК понять несложно: мы распоряжаемся землей, поэтому теперь находимся на своем месте. Особенно с учетом будущих функций, которые Геокадастр приобретет после того, как Постановление Кабмина вступит в силу, и все начнет полноценно работать.

Что именно? Вы имеете в виду возвращение института сельхозинспекций?
Правительство возвращает им «статус кво» до 2009 года. Тогда инспекции находились при областных управлениях земельных ресурсов. Теперь отделы сельхозинспекций заработают в Геокадастре. Именно на них будут лежать функции установления контроля за тем, чья земля, поэтому логично, что мы снова в АПК, а не в Минрегионстрое.

Я как раз хотел задать вопрос о «сельхозпиратстве». Как и в предыдущие годы, в этом было немало вопиющих случаев, когда на поля приезжают команды гопников, выставляют охрану, собирают ночью чужой урожай и скрываются. Кроме силовых, есть какие-то инструменты борьбы с этим явлением, которые находятся в правовом поле?
За порядком в этих вопросах ранее следили как раз сельхозинспекции. К сожалению, их ликвидировали. И поскольку контролирующих органов нет, а полиция без документов сильно разгуляться и навести резкость в этих вопросах не имеет права, то ситуация с самозахватом земель значительно ухудшилась. Чтобы разобраться, кто прав, а кто виноват, полиция, по логике, должна привлекать нас. Но до сих пор эта связка не работала, поскольку де-юре у Геокадастра в этом вопросе не было соответствующих полномочий, а сельхозинспекции были в стадии ликвидации.

Вы сказали, что инспекции возвращаются. Когда они заработают?
Я думаю, что уже до конца этого года, максимум — с 1 января. Сейчас должны внести изменения в закон и положения…

Давно хотел спросить у знающего человека. Объединенные территориальные громады — у нас в Харькове их сейчас три — в процессе создания обрастают землями, которые до этого находились за границами населенных пунктов, входящих в ОТГ. Возможность распоряжаться этими землями зачастую служит для будущего головы объединенной громады ключевой мотивацией, несмотря на риски, еще раз пойти на выборы. Соблазн получить новые территории в распоряжение местного совета уж очень велик…
Для этого совету объединенной громады нужно сделать новый генплан, согласно которому часть земель за границами населенных пунктов, вошедших в ОТГ, должна к ней перейти. Это, безусловно, немалые суммы для бюджета новообразованных громад. Но если сейчас один раз потратиться, выделив необходимые средства на изготовление документации, то земли сельхозназначения потом ежегодно будут приносить местному совету прибыль с аренды и налоги.

А о каких суммах гонораров проектных организаций за изготовление техдокументации вообще идет речь?
Это сотни тысяч гривен.

?!!!
Большой объем информации и, соответственно, работы и времени. Это все не так легко, как может казаться: геодезия — наука точная. Нельзя ошибиться с координатами, поставив людей конкретного населенного пункта в тупик. Есть масса моментов, которые необходимо соблюсти и предусмотреть. Поэтому и работа очень дорогостоящая.

Скажите, а как вы делите: какая часть земель уходит к ним, какая остается, вы их отпускаете или не отпускаете… Или громада вам просто подает свои предложения на согласование?
Когда увидело свет Постановление об объединении громад, в обладминистрации была сформирована рабочая группа, куда вошел и я. В заседаниях участвовало много представителей проектных организаций, специалистов по картографии, которые нарабатывали определенные решения. Что же касается земель за границами населенных пунктов, так сказать, в перспективных планах поселкового совета, то ранее ими распоряжался Госгеокадастр, а теперь эти права должны перейти к объединенным громадам.

То есть границы земель, которые находились вне населенного пункта, все равно были известны?
Ну, конечно. Только объединение громад и возможность распоряжаться новыми землями, по моим ощущениям, участникам АТО не сильно поможет. Статистика Госгеокадастра расходится с органами местного самоуправления ровно в 10 раз. Только представьте: если мы раздали участникам АТО почти 3 тысячи земельных участков, то они – всего около 300 по всей области.

На Антикоррупционном форуме в Харькове, организованном командой Михаила Саакашвили, спикер «Платформы гражданских сил» Мария Андреас во время выступления приводила статистику Ассоциации землепользователей Харьковщины. Согласно ей, около 38% земель сельхозназначения в Харьковской области используется "втемную", а это около миллиона гектар (!).
Ну, миллиона гектар точно свободных нет

По словам фермеров, ситуация выглядит так. Они обрабатывали землю, а когда договор аренды заканчивался, шли с желанием его продлить и оформить все официально к вам, в теруправление Геокадастра. А там им сообщали: извините, но у нас есть информация, что эта земля уже занята, отправляли в райадминистрацию. В РГА как правило, говорили: да, действительно, на эту землю уже подали заявки одна-две компании, и мы эту землю им уже выдали. 

У каждого главы райадминистрации было несколько «липовых» фирм, которые подавали заявку, ее тихо удовлетворяли. Никто потом этой землей не пользовался, просто ее фиктивно бронировали под фирмы, близкие к главе РГА. А фермер мог ее взять у уполномоченного им лица  за определенную сумму – на Форуме называлось $200/га – и продолжать неофициально обрабатывать. Традиционно это считалось бизнесом руководителей райадминистраций.
Возможно так и было, пока у глав РГА была такая возможность - до 1 января 2013 года. Сейчас райадминистрации уже землей не распоряжаются.

Как сейчас выглядит процесс оформления земли фермерами?
Очень прозрачно! С марта Геокадастр передает ее в аренду только по результатам аукционов. Даже, когда мы искали на аэрофотосъемке Google-карт участки под ОСГ для участников Антитеррористической операции, было четко видно, что все поля обрабатываются, стоят ровные и засеянные.

На нас часто жалуются фермеры или депутаты местных советов, обвиняя в "дерибане" земли. Но причина зачастую лежит совсем в иной плоскости: мы просто выделяем ту землю, которую кто-то обрабатывает без документов. Мы же с Вами понимаем: в районе, как правило, каждый друг другу кум-сват-брат.

Когда к нам на прием приезжают жители области, бывает, они возмущаются: вот, вы отдали кому-то "нашу землю", мы её раньше обрабатывали. Начинаем разбираться: на каких таких основаниях вы ее обрабатывали? "А нам разрешил сельский голова". Приходится объяснять: если бы на приеме в Геокадастре уже сейчас присутствовал сельхозинспектор, у него были бы все основания прямо тут составить на вас протокол.

Понятно, почему головы поссоветов не в восторге от идеи выделения земли участникам АТО? Они такими негласными разрешениями задабривают на местном уровне электорат, чтобы тот за них на выборах голосовал. Нам же - все равно: человек обратился, получил приказ и пошел обрабатывать землю. 

Если исключить советский период, практика земельных наделов для  защитников Отечества и членов их семей существует более 300 лет. Неужели историческая память канула в лету?
К сожалению, на местах данная инициатива иногда воспринимается в штыки. Люди подходят с позиции: мы тут жили, а вы пришли. С другой стороны, те кто пришел, защищали на Донбассе вашу мирную жизнь. У кого-то из них погиб отец, у кого-то сын или брат. Поэтому выделение ветеранам земли – это лишь малая толика того, что мы можем и должны для них сделать.