Юрий Сапронов

10.06.2017

Будьте мутонами, упирайтесь, всегда стойте на своем!

Это очень непросто – в наше время и в нашей стране быть журналистом. Но не будь их, представителей этой профессии, в этой стране все было бы значительно хуже.

Журналисты – одни из немногих, кто  может держать в тонусе и напряжении всю эту публику – разную: хорошую и плохую, но чаще плохую. В день журналистики, который мы празднуем в Superior Golf Club уже в третий раз – в честь чего даже выпустили юбилейную монету – хочу пожелать всем, кому она досталась, не бросать свою профессию. Ребята, вы нужны Украине!


А теперь, с вашего позволения, сам тост. Как-то Филипп Ротшильд, которому едва исполнилось 20 лет, уговорил отца, барона Натана, отдать ему в управление виноградник в Бордо, который уже как лет 25 производил довольно посредственное вино. Отец согласился. Филипп приехал в имение Château Brane-Mouton (Шато Бран-Мутон) и в 1922 году взял в руки судьбу хозяйства, которому он затем посвятил всю свою жизнь. Сегодня все знают этот виноградник как Шато Мутон-Ротшильд. С 1924 года вино разливалось только в замке. Однако по-настоящему хорошее вино он сделал лишь в 1945 году – спустя 21 год. Поэтому первое, чего хочу пожелать вам – терпения.

Молодой барон был не бедным человеком, потомком династии Ротшильдов. Однако качество вина во Франции определяет лишь одна организация – Ассоциация виноделов, которая существует с 1855 года. Это очень консервативное учреждение, для которого статус винодела никакого влияния не имеет. Признаться, все бордосские вина – это моя слабость: я в этом разбираюсь. В Бордо существует около 2000 виноделен. Если проводить аналогию между провинцией Бордо и, например, Харьковской областью, то Чугуевский район – это, скажем, Пойяк, а Малиновка – это Шато Мутон-Ротшильд. У каждого вина в названии присутствует имя какой-то французской деревни.

Так вот, где-то в 1945 году когда Филипп сделал первое приличное вино, которое заслуживало перехода из второго Cru Classe в премьер Cru Classe, он оформил и подал соответствующую заявку в Ассоциацию виноделов Франции. Когда барону отказали, он произнес такие слова: «Что же, первым я быть не могу, а вторым быть не хочу – я мутон». У этого слова  есть 2 перевода со старофранцузского: холм и баран. Скорее всего, Филипп имел в виду второе. И когда в 1973 году с 4-й попытки вино «Шато Мутон-Ротшильд» перевели в первый Cru Classe, барон вышел и сказал: «Был вторым, стал первым – я мутон». Второе, что хотел бы вам пожелать: будьте мутонами, упирайтесь, всегда стойте на своем.

У барона Ротшильда был всего один ребенок – дочь Филиппина. Ее мать – жена барона Филиппа, графиня Элизабет Пеллетье де Шамбюр – была француженкой, он – еврей. И когда фашисты  пришли в Париж, где жили Ротшильды, Филипп уговаривал Элизабет уехать в Швейцарию. Не уговорил. Она сказала: я француженка и графиня, я не буду бежать от немцев. Итог трагичен: барона арестовали и бросили в тюрьму, графиню отпраили в женский концлагерь Равенсбрюк. Филиппину им каким-то чудом удалось спрятать за занавеской – девочку спасли. Ее мать была сожжена 22 февраля 1944 года.

Филипп больше так и не женился, отдав всю свою любовь виноградной лозе и дочери. Когда он умер, в 1988 году, баронесса Филиппина на самом южном, крутом холме выделила 20 гектар под белый виноград. Ротшильды никогда не производили белый виноград – в Пойяке вообще плохо растет Совиньон-блан и белые сорта. Но баронесса сказала, что сделает классное вино. Все были в шоке. Но Филиппина добилась своего!

Упрямая баронесса описывает историю рождения вина Aile d'Argent (Эль д'Аржан) так: "Когда я была маленькой девочкой, отец вечером приходил и рассказывал мне сказку, героем которой был волшебный чайник. Его невероятные приключения очаровали и заворожили меня с самого детства. Чайник назывался Aile d'Argent, что в переводе означает "серебрянное крыло". В немецкой тюрьме, по памяти, отец записал историю, которую он назвал Aile d'Argent La Magique ("Магическое серебрянное крыло") – под этим именем она была издана в 1947 году. Эль д'Аржан... Я рада, что слова, которые когда-то вдохновили мои мечты, снова обретают форму и цвет."

О чем эта сказка? О добре и зле, о любви и ненависти – о нашей жизни. В память об отце, Филиппина сделала невозможно - создала достойное вино там, где до нее эт не удавалось никому. Третье мое вам пожелание – пейте Aile-d-Argent, потому что эта история и это вино – о том, как берегут семейные ценности.