Александр Костенко

Автор - харьковский журналист, известный блогер

23.10.2015

Второй невероятный. Победить в первом туре

Последние перед Днем тишины сутки кандидаты в мэры особенно активно окучивают избирателя. Хотя и те, и другие понимают: выбор уже сделан, технологии отточены, и только внутренняя социология штабов заставляет всех, кто не Кернес, вздрагивать при словах «второй тур».

Ниже – совокупная картина, составленная со слов инсайдеров и штабных работников о том, кто и с каким рейтингом идет в первом туре, и что из этого может получиться.

Собственно, все соцопросы всех партий по первому туру показывают Геннадию Кернесу процент, превышающий 50. Только два кандидата решили выступить по технологии «желаемое за действительное», чем сами же и сакцентировали внимание на своем низком рейтинге. Так, Анатолий Родзинский уверенно вывел себя на второе место после Кернеса, нарисовав тому 46%, а себе – 6,55% (в остальных социологиях Анатолий не поднимается выше 2%) – этот совершенно эпический опрос можно изучить на сайте 057.ua в рубрике «Новости». Сторонники же Игоря Балуты выкатили на ХарьковФоруме опросник, где Кернесу дают 26%, а Балуте – 22,26% (к слову, в этой же ветке Родзинскому дают близкие к истине 1,66%, тогда как Родзинский в своем опросе не пожалел для Балуты 2,3%).

Относительно второго места в умах харьковского избирателя развернулась самая что ни на есть лютая битва. Разумеется, в большинстве официальной социологии каждый кандидат ставит на второе место себя, однако по внутренней социологии в большинстве случаев на втором месте показан Юрий Сапронов, который обязан этой позиции самовыпилившемуся из мэрских выборов Александру Фельдману – еще месяц назад у Фельдмана было в среднем около 10%, у Сапронова в тот же период – в районе 3-4%. Рассказывают, что Фельдману стоило колоссальных усилий добиться разрешения не участвовать в мэрских, но в итоге ему таки разрешили, и теперь он отрабатывает массированной кампанией в местные советы.

Проблема Сапронова в качестве обладателя второго места заключается в том, что за последние месяцы он существенно повысил собственную узнаваемость (оптимисты говорят о росте с 2 до 60%, но даже если последнюю цифру поделить надвое, это все равно будет хорошим результатом), однако у него нет никакой гарантии конвертации узнаваемости в голосовабельность. Иными словами, Сапронову бы закончить работу с сознанием избирателя и начинать работу с его сознательностью – залог его хоть сколь-нибудь вероятного успеха состоит в том, какое число своих сторонников он сможет вывести на избирательные участки.

Однако большинство игроков первой пятерки кандидатского пула уже достигли своего электорального максимума на сегодняшний день; то есть, в теории тот же Сапронов или Ситенко могут увеличить число своих сторонников вдвое или втрое, но это произойдет не к этим выборам. Сегодня же ключом к победе любого кандидата на втором месте является фактор, не зависящий от этого кандидата: сможет ли или нет Кернес перевалить полусотенный барьер плюс еще один голос. Для таких случаев обычно использую технологию обвала рейтинга конкурента, однако в наших реалиях ни один из местных игроков не способен снизить Кернеса, например, с 53% до 49%, а инструментарий для этого есть только в руках у Администрации Президента. Вопрос, захочет ли она им воспользоваться, остается открытым.



Вместе с тем, в окружении Кернеса потенциальную победу Сапронова комментируют так: «Этого не может быть потому, что этого не может быть». Аргументация следующая: Харьков – ключевой в политическом смысле город, за влияние над ним борятся титаны политики из старожилов – сам Кернес, Банковая, давно утерявший влияние на регион Аваков плюс уже парламентская, но еще не зарекомендовавшая себя в Харькове «Самопомощь». На фоне такого пасьянса впустить в кресло мэра не связанную с какой-либо партией и не аффилированную напрямую к другим участникам процесса фигуру – самоубийственный и недопустимый шаг для партийных лидеров – регион может стать неподконтрольным Киеву.

Ко всему этому у Сапронова нет админресурса, нет медийных возможностей (реклама, паритетно распределенная между всеми кандидатами в СМИ – не в счет), нет вообще никакого влияния на ОИК в целом и подсчет голосов в частности – то есть, нет никакого инструментария, спомощью которого можно хоть как-то выровнять результаты голосования в привычной нашему политикуму парадигме. Его электорат – это только его электорат, к которому не приплюсуются ни партийные адепты, ни поставленные перед фактом бюджетники, и именно этот в целом позитивный бэкграунд скорее всего сыграет злую шутку с кандидатом №2.

В то же время, сейчас в соцсетях идет активный промоушен слогана «прийди и проголосуй», который используют практически все кандидаты. Таким образом они готовят не только почву для второго тура, но и мобилизуют антикернесовский электорат в первый тур. Определенная эффективность в этой технологии есть: чем выше будет явка в первом туре, тем аргументированнее будет звучать и обращение в суд любого противника действующего мэра, и заявления о фальсификациях. «Прийди и проголосуй» – вполне себе самостоятельный инструмент, который способен держать Геннадия Адольфовича если не в напряжении, то в тонусе.

Поэтому в целом стратегия массированной явки сыграет на руку любому кандидату из антикернесовского пула, хотя отдельные штабы с опаской внедряют этот месседж в народ, безаргументированно боясь призвать на выборы как раз электорат Кернеса. Эти опасения в большинстве своем беспочвенны именно потому, что ядерный избиратель нынешнего мэра, максимально достигшего своего электорального потолка, статично стабилен, и он придет на участки вне зависимости от призывов оппонентов. Кернес единственный, кто не использует риторику призыва на выборы, и этот факт говорит о том, что он заинтересован в максимально низкой общей явке. Любой прирост к явочникам – это прирост электората его конкурентов, вне зависимости от того – Балута это, Сапронов или Ситенко.



А в это время большинство внутренних социологий показывают явку в первом туре в вилке от 35 до 45%. Как минимум половина от этого числа – как раз адепты скамеек, цветочных клумб и крепкого хозяйствования. Остальные распылятся между первой тройкой кандидатов, так и не сумевших стать коллективным антикернесом. Вооружившись этой нехитрой арифметикой, избирателю придется делать выбор – прийти и проголосовать и набросить кому-нибудь из этой тройки или удобрить своей пассивностью вполне рабочую стратегию Геннадия Адольфовича. Он уже разделил, и чтобы властвовать, ему нужно совсем немного – чтобы вы провели воскресный день на своем диване.