Тендеры как способ обогатиться, наплевав на ветеранов

В госпитале для инвалидов войны сегодня нет ни одного пациента. Причина: их нечем кормить. Не потому, что государство не дало денег. Дало. Больше миллиона.


Однако воспользоваться ими госпиталь не может. По закону необходимо провести тендер — конкурс, который проводят между разными поставщиками товаров при закупке за государственные деньги.

Главврач госпиталя Евгений Иванов: «Тендера на медикаменты, на тот же бензин, что бы доставлять ветерана на консультацию или лечение и другие все вопросы — все они решены, кроме продуктов питания»

Многострадальный тендер пытались провести уже дважды. Первый раз — весной. Тогда его результаты обжаловали в суде.

Некоторое время в госпитале как-то выкручивались. После майских праздников пришлось закрываться и проводить тендер повторно.

Второй раз история почти с точностью повторилась. Желание принять участие в торгах вначале изъявили три фирмы: «Кибела», «Апия» и «Орнатус». Появление четвертой, очевидно, стало для них неожиданностью. У предприятия «Укрпостачбуд» долго и придирчиво проверяли документы, но в итоге все же вынуждены были допустить к участию в конкурсе.

Выиграла тендер фирма «Кибела», предложившая самую низкую цену. При почти что нулевой, если не отрицательной выгоде для себя. Стартовые 1 200 000 тысяч в ходе торгов уменьшились наполовину и составили в итоге 600. Государству и госпиталю это выгодно, поставщику продуктов, теряющему на ровном месте полмиллиона гривен, понятно, — нет. И результаты тендера по формальной причине снова были обжалованы в суде. На этот раз одним из участников — фирмой «Орнатус».

Когда мы попытались узнать, почему у «Орнатуса» возникли претензии, выяснилось, что все три фирмы имеют отношение к одной и той же финансовой группе — «Таргету», владеющему в городе сетью крупных супермаркетов. Учредителем «Орнатуса» является один из братьев Протасов — Андрей.

В последнее время другой Протас — Владислав — много и часто говорил о защите интересов простых харьковчан. Судьба 80-летних ветеранов войны, судя по всему, в «интересы» не вписывается.

Стенограмма телефонного разговора (звонок был сделан вроде в фирму «Орнатус», телефон которой получили у Евгения Иванова, но секретарша на том конце заявила, что журналист дозвонился в «Таргет»).



Журналист: Мне нужен отдел снабжения фирмы «Орнатус».
Журналист: По вопросу тендера на поставку продуктов…

Секретарь: …менеджер, который занимался, он сейчас вроде бы в отпуске, конкретно мне не сказали, кто — фамилию, сказали, что его нет, он в отпуске. К сожалению, больше вам ничем не могу помочь.

Журналист: Скажите, пожалуйста, а фирма «Кибела», можно их телефон. Они тоже принимали участие в этом тендере, может они мне смогут помочь.

Собеседник: Девушка, этим занимался один человек. Я ж вам говорю, что его нет. Фирма роли не играет, какая фирма, «Кибела», «Апия»…


Получается, что если один и тот же человек занимался тендером и от «Кибелы», и от «Орнатуса», и от «Апии», то все они являются вывесками одного предпринимателя. А в суд подали на самих себя.

Такая нехитрая комбинация позволяет сбить цену, чтобы избавится от конкурентов, и подать в суд, чтобы не выполнять нереальных условий. А потом дождаться тендера, где кроме своих никого не будет.

Главврач Евгений Иванов: «Перед глазами не то, что пелена, а перед глазами я не знаю, что, наверное, глаукома у всех или катаракта, я не знаю, там давление повышенное или бельмо на глазах. Это в простонародье. Понимаете, ничего не хотят видеть. Не хотят видеть инвалидов войны, не хотят видеть коллектив 270 человек».

За время вынужденного простоя госпиталь смог бы принять около 300 человек. Сейчас ветераны вынуждены обращаться в больницы по месту жительства. А это значит — лекарства за свой счет, питание по норме, которая в два раза меньше.

Павел Арамович Екинян прошел всю войну. Молодым старшиной прямо из училища — на фронт: Севастополь, Освобождаение Варшавы и штурм Берлина. Вся грудь в орденах. Сегодня ему 87.

Недавно Павлу Арамовичу пришлось ложиться в обычную районную больницу. Деньги на приобретение лекарств откладывал за счет скромной пенсии.

Ветеран Павел Екинян: «В больнице врач дает рецепты — 250 гривен за раз…
…В госпитале кавентон, вливания, капельницы — ни одной копейки не платил».


Для медиков этот частный случай — проявление общей тенденции. Например, в городском бюджете средства выделены и на капитальные ремонты, и на покупку медицинского оборудования, и на лекарства. Но деньги не использованы из-за таких же тендерных судов.

Такая же ситуация сложилась с областной психиатрической больницей №3 (бывшая 15-я городская). Не проведен тендер на продукты питания. Сейчас рассматривается возможность перевести пациентов в Стрелечье.

Сегодняшние правила, по которым проводятся государственные закупки, крайне несовершенны. Они отсекают от торгов мелких производителей, особенно сельских, и просто блокируют саму возможность их экономического партнерства с государством. Отсюда диктат со стороны крупного бизнеса и его наглядные последствия.

В июне Верховная Рада приняла было изменения к закону «О госзакупках». Они упрощали, например, процедуру закупок для органов местного самоуправления. При этом Верховная Рада ущемила интересы нескольких олигархических кланов, которые уже много лет кормятся от госзакупок, уменьшив суммы их доходов.

Изменения к закону были опубликованы 7 июля, на следующий день после того, как президент Виктор Ющенко своим указом приостановил официальное обнародование решений Верховной Рады. Поэтому новые правила госзакупок в законную силу не вступили.

Пока же госпиталь пустует. Как будто на разных берегах реки без моста, медики не могут выполнить свою работу, а ветераны лечатся дома или в неспециализированных больницах.

Ветеран Павел Екинян: «Займитесь вопросом. Поддержите госпиталь. Чтобы открыли его. Время идет».