Кладоискатели 21 века

Некоторые говорят, что умные клады закапывают, а дураки — ищут. То ли дураков в мире стало значительно больше, то ли способов легально заработать стало намного меньше, но поиск кладов становится все более модным развлечением, а для некоторых — и весьма прибыльной профессией.


Со времен незабвенных Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова, кладоискательство претерпело радикальные изменения. Электронные детекторы, эхолоты, сканеры и прочие приборы глубинного зондирования поставили кладоискательство на промышленную основу, хотя и лишили значительной части романтики.

В глазах обывателя кладоискатель — это мужик с мешком, лопатой и безумным взглядом. Другой вариант, искатель сокровищ обязательно должен быть до мозга костей аристократом, обладать достаточными средствами и свободным временем для поисков чего-нибудь грандиозного типа Трои.

Современный кладоискатель — не толстосум, он обычный человек, получающий удовольствие не только от результата, но и от процесса поиска.

Геннадий Свистун, руководитель Северскодонецкой археологической экспедиции: «Если сравнивать те размеры ущерба, который наносит «черные» археологи одиночки, лазящие по полям, и с той хозяйственной деятельностью неконтролируемой, которая ведется сегодня в Украине, и разрушает памятники археологии, то, в общем-то, этот вред намного, во сто, тысячу раз больше, нежели одиночки-археологи».

Харьковские «черные археологи» ежегодно поднимают монет, украшений и керамики не меньше, чем на 50 000 долларов. Добрая часть найденного через «черный рынок» уходит в частные коллекции.

Знающие люди говорят, что сегодня на харьковском «черном рынке» можно купить медные серьги Х века за $200, поясную пряжку того же периода — за $300-400. Раритеты с полей сражений несколько дешевле. Немецкий штык-нож можно купить за 30 условных единиц, идентификационный жетон — за 20, а удовольствие пощеголять в каске обойдется в 50 долларов.

Официальная археология выступает категорически против своей «черной» сестры. Приводит аргументы о «нарушении культурного слоя», «разрушении памятника».

Виктор Аксенов, руководитель Хазарской археологической экспедиции: «Вообще на Западе называют их мародерами. В том смысле, что они изымают наиболее интересные вещи из культурного слоя, тем самым обедняя наши знания».

Однако куда больший вред археологическим памятникам наносят частные предприниматели. Так, в Чугуеве, в центральной части городища, уже второй год идет строительство торгового центра. А уникальный памятник — Верхнесалтовский комплекс — и вовсе можно считать потерянным для науки. Городище 8-10-го веков превратилось в дачный поселок.

А вот среди поисковиков можно нередко встретить сознательных людей. Свои находки они вводят в научный оборот через знакомых археологов, тем самым возрождая «историческое наследие».

Кладоискательство — болезнь, которой человечество страдает далеко не первую сотню лет. Два месяца назад американские кладоискатели подняли со дна Атлантического океана самый крупный в истории клад серебряных монет. Его стоимость — 500 миллионов долларов. По закону кладоискатели получат от государства до 90% стоимости своей находки.

Быть может и Украине стоит предложить «черным археологам» взаимовыгодное сотрудничество?