«Я знаю, мое дерево в этом городе обречено…»

В Харькове одной из самых животрепещущих проблем являются застройки. Законные и не очень. Но каждый раз новые каменные джунгли отбирают у харьковчан очередной островок зелени.


Деревьев в Харькове много. Так что одним деревом больше, одним меньше - вреда от этого не будет. Наверное, так думают застройщики, возводя очередное многоэтажное здание на месте бывших парков и садов.

Вот только деревья бывают разные. Этот сквер на улице Чайковского был посажен руками ученых мировой величины. Среди них нобелевский лауреат Лев Ландау, основатель двух научных институтов и двух научных направлений Семен Брауде, Борис Веркин, в чью честь назван институт низких температур. Почти весь учебник физики жил в этом дворе.

Есельсон Валентин Борисович, физик, житель двора: «Наши родители решили как-то защитить жилые дома от вредного излучения, от вредных выбросов, которые могли исходить с территории института. За время исследований, которые проводились в этом институте, к сожалению, гибли люди. И решили вот этот сквер посадить в их честь».

Институт был объектом повышенной секретности, поэтому другим способом увековечить память погибших было невозможно. Точно так же невозможно было увековечить и память расстрелянных здесь.

В доме 16 по улице Чайковского располагались в разное время Белая контрразведка и красное ЧК. Многие жертвы гражданской войны похоронены в этой земле.

Дети физиков решили продолжить дело родителей. Подали документы в горсовет о присвоении этому участку статуса городского сквера. Все, что нужно – это обнести сквер заборчиком и установить памятный знак с надписью, в чью честь посажен сквер, и кто его сажал.

Но оказалось, что почти половина сквера вокруг деревянного домика в декабре 2005-го года передана в частную собственность некой полтавчанке Щеблыкиной. При этом вопрос о выделении участка был поднят «с голоса» депутата из зала, без подготовки проекта решения.

Александр Амстиславский, представитель жильцов в суде, член общественной организации «Народная инициатива»: «Т.е. по крайней мере, в деле, которое было представлено горсоветом, отсутствовало само ее заявление о выделении земельного участка. А в собственность участок передан как дачный. Такие участки выделяются на окраинах города. И получить его проще, чем в центре».

Александр Амстиславский: «В решении сессии так и сказано: Дом выделен, как «присадибна дилянка», т.е. приусадебный участок».

Возмущенные подобным беззаконием, жильцы двора подали в суд, требуя отмены решения. Но суд первой инстанции и апелляционный суд согласились с мнением юриста от горсовета Игоря Алферова: какое право жильцы улицы Чайковского имеют возражать.

Сейчас жильцы намерены продолжить отстаивать памятный сквер в Верховном суде. При этом главной причиной всех проблем называют простую невежливость. Нога гражданки Щеблыкиной, которой официально была передана земля, здесь не ступала. Зато интересы полтавчанки представлял наш народный избранник.

Есельсон Валентин Борисович: «Депутат горсовета Юрий Тупицын приезжал сюда во двор, кричал на жителей нашего двора: «Я не допущу, что бы мне в окна кто-то заглядывал. Вот поэтому я и забираю эту землю».

Застройщики отказываются от контактов с журналистами и жильцами. И совершенно зря. Если бы застройщики сначала вникли в ситуацию, пожалуй, они и сами не захотели бы здесь что-то строить.

Петр Мчедлов-Петросян, старший научный сотрудник института теоретической физики имени Ахиезера, жилец двора: «В послевоенное время на этой территории проводились работы по созданию ядерного оружия. Как их в то время утилизировали, как их в то время прятали, какие тут захоронения – этого толком никто не знает. У меня окна моей рабочей комнаты выходят на ту сторону, на институт огнеупоров. Вот если это окно вытереть начисто, то за неделю на нем образуется миллиметровый слой какой-то копоти серого цвета».

Если в сквере будет вестись стройка, в лучшем случае на окнах жилых домов регулярным станет миллиметровый слой копоти. В худшем, в центре Харькова появится свой маленький Чернобыль.

Съемочная группа передачи посадила в сквере дерево, посвятив его тем, кто отдал свою жизнь науке, и тем, кто героически защищает память о них.