Как Мигель Маркус переселял обитателей общежития завода «Парижский коммунар»

Приезжает Мигель Маркус в общежитие завода «Парижский коммунар». Смотрит – народ там тесновато живет. - Да, - говорит Мигель Маркус, - тесновато, блин, живете.



- Да, ну, что вы, - отвечает ему народонаселение. Мы привыкли. В тесноте, да не в обиде. На головы не каплет, и слава Богу.

- Цыц, - говорит Мигель Маркус. – Со мной спорит не хрен. Я теперь в городе главный. Сказал тесновато живете, значит, тесновато. Сейчас будем вас переселять.

Народ офигел от барских щедрот, благодарит благодетеля, чуть ли в ноги не бухается.

- Ой, блин, спасибо тебе отец родной. Вот уважил, а то мы тут плечом к плечу жмемся – двое стоят, третий на ципочках…

- Значит, так, - говорит Мигель Маркус и подкатывает к каким-то многодетным. – Вы в какой комнате живете?

В комнате № 18, - говорят многодетные.

- А, - говорит Мигель Маркус. – Ну, тогда переселяйтесь в комнату № 5.

- О, - говорят жильцы комнаты № 5, - нас и так в комнате восемнадцать человек, а тут еще и эти.

- А вы, - говорит Мигель Маркус, - идите в комнату № 47. А те, которые из комнаты № 47, пусть идут в комнату № 23…

И начался движняк, чисто, Великое переселение народов. Матрасы, чемоданы, коляски раскладушки – все пришло в движение. Топот такой поднялся, что общежитие завода «Парижский коммунар» дало трещину по всему фасаду.

— Э, блин, — говорит Мигель Маркус, — вы не народонаселение, а какое-то стадо слонов. Топаете, блин, как эти…

Народонаселение стоит краснеет. Стыдно ему: такое доброе дело Мигелю Маркусу пересрали.

— Ладно, — говорит Мигель Маркус, — некогда мне тут с вами. Вот вам три пачки пластилина, и что бы к утру мне щель заделана была. А я, блин, поеду нечистых на руку сантехников пошугаю.